Принц Линдворм

Принц Линдворм

Давным-давно, в утреннюю пору северных земель, жил там прекрасный молодой король, и была у него удивительной красоты жена. Ни одну королеву со всего света нельзя было сравнить с ней. Волосы ее были подобны чистейшему золоту, а глаза светились васильковой голубизной. Шея ее была белее парного молока в серебряном ведерке, а губы алели как кровь дикого лебедя, упавшего в Рождество на нетронутый чистый снег. Не было на свете счастья, равного их счастью. Лишь одно омрачало их души — у них не было детей. Не проходило и дня, чтобы они не печалились об этом, ибо королева желала златовласую дочь, чтобы лелеять ее и играть с ней, а королю нужен был сын и наследник королевства.
И вот однажды, когда королева прогуливалась вне замка, она оказалась возле дома одной старухи, что жила неподалеку от леса. Королева зашла внутрь и увидела сидевшую подле огня старуху без единого зуба во рту.
— Скажи мне, моя королева, — начала та, — почему в то время, когда такая старая карга, как я, находит мир столь прекрасным, такая красавица, как ты, хмурит брови?
— Увы, — отвечала королева, — все наши беды и несчастья принадлежат лишь нам самим. Нет никого на свете, кто сумел бы помочь мне.
— А ты все-таки расскажи мне о своем горе, — посоветовала ей старуха. — Я помогала и таким, чьи несчастья были не меньше твоего.
Почти против своей воли королева рассказала ей о причине своих печалей.
— У нас с королем нет детей. Потому-то я и несчастна.
— Каждой болезни — свое лекарство, — ответила ей старуха. — Делай в точности так, как я скажу тебе, и тогда ты вскоре получишь то, что желаешь. Слушай же! Сегодня вечером, когда небо будет полыхать красным огнем заката, возьми небольшой кубок с двумя ручками и поставь, его вверх дном на землю в северо-восточном углу своего сада. Завтра, при первых проблесках солнца, подними его, и под ним ты увидишь две розы на одном стебле, одну белую и одну красную. Тогда придет черед тебе выбирать. Если съешь ты красную розу — родится у тебя мальчик, а если белую — девочка. По, как бы ты не поступила, что бы ты не выбрала, ни в коем случае не должна ты съедать обе розы, иначе не миновать беды. Поняла ты меня?
— Поняла, — вскричала в восторге королева. — Добрая женщина, назови, что хочешь ты получить в награду?Но старуха не захотела принять даже золотое кольцо с руки королевы.
— Рановато еще говорить о награде, — сказала она ей. — И запомни, королева: съесть можно лишь одну розу, не больше!
Королева вернулась во дворец в сильном волнении и сделала все в точности, как велела ей старуха. На следующее утро на восходе солнца она прокралась в сад и подняла с земли кубок. К се удивлению и радости, под ним на одном стебле действительно росли две розы — точно такие, как и предсказывала старуха — одна белая и одна красная. Но никто, однако, не был столь озадачен, как королева, когда приподняла она кубок. Какую же розу выбрать?
— Если я выберу красную, — говорила она себе самой, — и у меня будет сын, то, когда он вырастет, он будет только воевать, его войско может быть разбито, и тогда он наверняка погибнет.
И, как и подобает матери, она немного всплакнула, печалясь о судьбе не рожденного еще сына и горько жалуясь на мир, который может быть столь жесток к тем, кого мы считаем самыми дорогими и лучшими.
— С другой стороны, если я выберу белую розу и у меня будет девочка, то, когда она вырастет, она выйдет замуж и покинет нас, отправившись в далекую страну своего жениха.И она второй раз всплакнула, как и любая мать, думающая о замужестве дочери.
Однако, когда она увидела, как солнечный свет становиться все ярче и ярче, она решилась на белую розу. Быстро она сорвала ее и съела. Из всех плодов и сладостей, которые ей доводилось вкушать прежде, не было ничего, что не показалось бы по вкусу терпким и кислым в сравнении с этими ароматными и душистыми лепестками.
— Наверняка, — решила она, — если белая роза столь хороша, красная будет еще лучше!
И, начисто забыв предупреждение старухи, она сорвала и съела красную розу.
Золото летних дней незаметно превратилось в серебро святок, и вскоре вновь наступила весна, когда с военных походов возвратился домой король. Именно тогда, в то время, когда на пастбищах заблеяли маленькие ягнята, а среди холмов закричали кроншнепы, королева родила двойню. Из этих двоих один был мальчиком, еще более прекрасным, чем его отец, зато другой оказался Линдвормом, змеем. Он-то и родился первым. Его мать была страшно напугана, когда увидела его, но одним быстрым и проворным движением он ускользнул из виду, так что никто кроме нее не сумел его заметить.
Но таково было ее счастье и так восторгались окружавшие ее дамы ее чудесным сыном, что скоро она стала думать, будто все это ей померещилось. Мальчик ее был столь крепок и красив, что она почти не о чем не могла думать, кроме как о любимом сыне. Когда же король целым и невредимым вернулся домой, счастье ее стало полным. Никем не было сказано ни единого слова о Линдворме, и королева жила так, будто его никогда и не было.
Дни складывались в месяцы, а месяцы — в годы, и быстрее, чем казалось бы возможным, ребенок с игрушкой превратился в принца с мечом.
— Сын, — сказал ему однажды отец, — ты достиг того возраста, когда тебе пора обзавестись женой.
— Какой она должна быть? — спросил в ответ принц.
— Тебе самому придется найти ее и выбрать, — сказал ему отец, и, когда королевская карета была заново выкрашена в алый и голубой цвета, а гривы и хвосты шестерки королевских лошадей, запряженных в карету, переплетены золотыми нитями, юноша отправился искать себе но весту.Но если иноходью шли лошади при его отправлении, то вскоре галопом примчали они карсту назад. Люди рассказали, что едва они добрались до самого первого перекрестка, как увидели огромного змея, Линдворма, хвост которого был обвит вокруг придорожного дуба, а клыки были смертоноснее молнии. Его огромное тело извивалось на середине дороги, а широкая черная пасть раскрылась при их приближении.
— Невесту мне, — прошипел он, — прежде чем невесту тебе!
Лошади поднялись на дыбы, а затем замерли на месте, дрожа и покрываясь потом. Едва грумам удалось повернуть их, как они рванулись к своим конюшням с такой силой, будто огромный, с развилкой язык трепетал всего в дюйме от их переплетенных золотыми нитями хвостов. Сколь не велико было удивление, вызванное столь поспешным возвращением принца, оцепенение, охватившее королевский двор после того, как он поведал всем причину, было еще больше. Король тотчас же хотел выступить против Линдворма с десятью лучшими воинами, и потому королева поняла, что пришло ей время признаться, что требование Линдворма было не более, чем его правом. Так как он был таким же их сыном, как и сам принц, да к тому же более старший из двойни, с его стороны было справедливо и естественно требовать женитьбы прежде своего брата.
Не стоит и говорить, что слова королевы повергли всех на девять дней в изумление. На десятый день люди стали решать, что им делать, однако все, к чему они в конце-концов пришли, сводилось к тому, что если принц действительно хочет жениться, то сперва надобно найти невесту для его брата Линдворма. Это, однако, было проще сказать, нежели сделать, и вот как поступил тогда король: он послал послов в самую далекую страну, которую только знал, и велел пригласить оттуда принцессу для своего сына.Поскольку он сохранил в тайне, о каком сыне идет речь, принцесса, конечно же, прибыла, и, надобно сказать, весьма пригожая принцесса. Ее не допускали в комнату жениха, пока он сам неожиданно не появился рядом с ней в огромном зале королевского замка, весь сверкающий и гибкий.
Что ей оставалось делать? Свадебные яства были готовы, свадебный эль сварен, гости успели потратиться на дорогие наряды, а до ее дома было так далеко.
— Я согласна, — храбро заявила принцесса, и этими словами обрекла себя на смерть, ибо, когда ее хватились следующим утром, се нигде не смогли найти, а Линдворм выглядел как тварь, спящая после вкусного угощения.
Когда прошло некоторое время (а Линдворм уполз тайком по своим делам), его брат принц решил, что пора ему отправиться на поиски своей будущей жены. И вот он опять пустился в дорогу на королевской карете, запряженной шестеркой лошадей, и опять поспешно возвратился: на самом первом перекрестке он и его люди снова встретили ни кого иного, как Линдворма. Он свешивался с нависающей над дорогой дубовой ветви, и клыки его были смертоноснее зигзага молнии. При приближении кареты его широкая черная пасть вновь раскрылась.
— Невесту мне, брат, — прошипел он, прежде чем невесту тебе!
Хоть принц и возразил, пока кони стояли, дрожа и покрываясь потом, что Линдворму уже предоставили невесту, тот продолжал шипеть, так что грумы повернули лошадей, и те что было сил помчались ко дворцу. И вновь тогда послал король послов в далекую страну выискивать принцессу для своего сына, и вновь прибыла принцесса, еще краше прежней. Ей тоже не давали взглянуть на жениха, покуда хоть что-то можно было изменить. Она, как и прежняя невеста, тоже вела себя весьма достойно.
Наутро она тоже исчезла, а у Линдворма снова был вид твари, спящей после изысканного угощения.
Некоторое время спустя его брат принц, несмотря на все, что случилось, опять отправился на поиски невесты. Стоит ли говорить, что на самом первом перекрестке он вновь наткнулся на Линдворма. Тот обвился вокруг дубового ствола, его чешуя поскрипывала, а клыки сверкали.
— Невесту мне, брат, — успел лишь прошипеть он, как остался в одиночестве, так как принц уже скакал к дому сказать своему отцу, что тот должен найти Линдворму третью невесту.некоторое время король стоял, покачивая своей головой и тряся бородой.
Я не знаю, как поступить, — сказал он наконец. — Эти несчастья стяжали стране недобрую славу. Мне уже пришлось вынести из-за него две войны, мне, твоему отцу, который должен идти сражаться в то время, когда ты лишь ешь да спишь. Ты понимаешь, о чем вскоре начнут говорить люди?! На этот раз все не так просто и мы должны наконец на что-то решиться.
Неподалеку от королевского замка, в ветхой лачуге рядом с лесом, жил старик, королевский пастух, и было у него две дочери. Про старшую из них говорили, что во всем королевстве не сыскать девушки более кроткой, нежной и прекрасной. Она была, разумеется, не принцессой, но король решил, что у него нет времени ломать себе голову над такими пустяками. Он в тот же день отправился к дому пастуха и попросил старика выдать старшую дочь за Линдворма.
— Если ты согласишься, — пообещал он, — то всю оставшуюся жизнь проведешь в богатстве и роскоши.
Старый пастух покачал головой.
— Я прожил без всего этого достаточно долго. Кроме того, мне совсем не по душе то, что я слышал об этом твоем Линдворме, — ответил он, — то есть о нашем Линдворме, — он быстро поправился, увидев, как нахмурился король.
— Это правда, что он проглотил свою первую жену с ее туфельками вместо приправы?
Король пробормотал, что все это можно считать сильным преувеличением.
— И что он сожрал вторую вместе с ночной рубашкой и всем остальным?
Король проворчал, что молва, подобно славе, похожа на лживую распутную женщину.— Так вот, моя дочь не является ни лживой, ни распутной, — сказал ему на это пастух. — Она моя дикая роза, моя коноплянка, мой ягненочек, и я не позволю никакому Линдворму ее съесть.
— Можешь сказать это своим овцам, — рассердился король. — Я с ног до головы король и никогда не потерплю в качестве ответа «нет».
И, чтобы доказать это, он не возвратился в свой замок, пока пастух не сказал ему «да».
Когда пастух рассказал своей дочери о том, что он обещал выдать ее за Линдворма, горе ее было неописуемо. Из глаз ее хлынули слезы, она в отчаянии принялась заламывать свои пальцы, пока из-под ногтей не выступила кровь, в то время как голос ее, вначале резкий и пронзительный, стал хриплым, а затем совсем умолк из-за того, что она оплакивала злой рок, грозивший ей гибелью, ей, такой молодой и нежной. Она и минуты не сумела пробыть дома, а бросилась, потеряв голову, через рощи и заросли эрики и бежала до тех пор, пока не порвала в клочья свое платье, а тело ее не покрылось сплошь царапинами. Случилось так, что, бесцельно бредя в безысходном горе по лесу, она оказалась возле огромного пустого дуба. В дупле, на которое упал ее взгляд, сидела не кто иной как старуха без единого зуба во рту.
— Скажи мне, дитя мое, — обратилась к ней старуха, — почему, когда такая карга, как я, находит этот мир столь прекрасным, на лице такой девушки, как ты, написаны горе и отчаяние.
— Увы, — ответила ей дочь пастуха, — от моего ответа не будет никакого проку. Никто в мире не в силах помочь мне.
— А ты все-таки расскажи, — посоветовала ей старуха. — Я помогала и тем, кто был несчастен не менее тебя.
И девушка через силу рассказала ей о своих бедах.
— Я должна выйти замуж за старшего королевского сына, принца Линдворма. Каждый знает, что это значит. Он уже успел жениться на двух прекрасных принцессах и съесть их, не оставив ни косточки. А теперь он съест и меня, — сказала девушка. — Кто сжалится надо мной? — выкрикнула она, и слезы потекли из ее глаз.— И это все? — спросила старуха. — Вытри свои глаза, дитя мое, и обещай сделать все в точности так, как я тебе скажу, и тогда справедливость вскоре восторжествует. Слушай же! Когда окончится свадебный пир и придет время отправляться спать, ты должна попросить, чтобы тебя одели в десять шелковых белоснежных рубашек. Когда это будет исполнено, а это, конечно же, будет исполнено, ты должна попросить одну лохань для купания, наполненную щелоком, а другую — свежим молоком. Третье, что должна ты сделать — это попросить столько кнутов, сколько сможет принести в руках крепкий для своих лет десятилетний мальчуган. Все это должно быть снесено в вашу спальню. Затем, когда Линдворм прикажет тебе сбросить с себя рубашку, ты должна приказать ему сбросить его змеиную кожу. И когда все его кожи окажутся сброшенными (их может быть девять или десять, но никак не больше), ты должна окунуть кнуты в щелок и хорошенько его высечь. Затем ты должна обмыть его целиком в свежем молоке и, наконец, ты должна взять его руками и крепко прижать к себе хотя бы на одно мгновение.
— Ух! — вскричала дочь пастуха. — Я никогда не сумею сделать этого.
Ее сердце чуть не выскочило из груди, когда она представила, каким холодным, мокрым и склизким должен быть Линдворм и сколь ужасны будут эти объятия.
— Либо ты сделаешь это, либо будешь съедена, — проворчала старуха и, не ожидая благодарностей или, хотя бы, ответа, исчезла в дубе.
Очень скоро наступил день свадьбы, и по приказу короля девушку привезли в королевской карете, заново выкрашенной в алый и голубые цвета и запряженной шестеркой королевских лошадей, чьи гривы и хвосты были переплетены золотыми нитями.В замке ее повели наверх, чтобы нарядить, как подобает невесте. Лишь только оказалась она в своей комнате, как попросила одеть себя в десять белоснежных шелковых рубашек, а когда это было исполнено, она распорядилась об одной лохани, полной щелока, о другой полной свежего молока, и о кнутах, которые мог принести в руках крепкий для своих лет десятилетний мальчуган. Все эти требования показались странными ее свите, но король, который чувствовал вследствие своего решения жалость и угрызения совести, приказал ей дать все, о чем они только может попросить.
Быстро была она облачена в сверкающую мантию из золотой ткани и проведена в дворцовый зал. Неожиданно среди собравшихся наступила тишина, девушка почувствовала рядом с собой какое-то движение и в тот же момент впервые в жизни увидела Линдворма, его суживающийся к концу хвост, чешуйчатые бока и его ужасное лицо, наполовину человечье, наполовину змеиное.
Но она была, в конце-концов, ничуть не менее храброй, нежели любая принцесса, и твердо сказала, что согласна. В тот момент каждый из присутствующих лордов вздохнул с облегчением, а каждая дама — с благодарностью. В такой вот обстановке они и были объявлены мужем и женой и проведены на свадебный пир, а с пира — в их собственные палаты. Все проходило под музыку, при свете факелов и в сопровождении почетного эскорта. Но лишь только за ними закрылась последняя дверь, звуки скрипки и флейты, постепенно удаляясь, замерли и в погруженном в сон замке воцарились тишина и ночь.
В то мгновение, когда закрылась дверь, Линдворм повернул свое лицо к дочери пастуха и из его черной пасти показался раздвоенный язык.
— Прекрасная девушка, сбрось рубашку! — приказал он.
Принц Линдворм, — резко бросила она в ответ, хотя сердце ее готово было выпрыгнуть от страха из груди, — сбрось кожу!
— Никто не осмеливался приказывать мне это раньше, — злобно прошипел он.
— А я велю тебе сделать это!Па мгновение ей подумалось, что он сейчас же проглотит ее, но вместо этого он начал стонать и охать, корчиться и извиваться, и в конце-концов настал миг, когда большая прочная змеиная кожа оказалась рядом с ним на полу. Тогда девушка сбросила первую рубашку и накрыла ей змеиную кожу. Вновь оборотил к ней Линдворм свое лицо.
— Прекрасная девушка, сними рубашку!
— Принц Линдворм, сбрось кожу!
— Никто еще не осмеливался просить меня об этом второй раз! — прошипел он в бешенстве.
— А я велю тебе сделать это!
На мгновение ей подумалось, что он сожрет ее, но вместо этого он начал ворчать и ныть, шуршать и тужиться, и вскоре вторая змеиная кожа легла на пол подле него. Девушка тотчас же сняла с себя вторую рубашку.
В третий раз открылась его черная пасть.
— Прекрасная девушка, сними рубашку!
— Принц Линдворм, сбрось кожу!
— Никто еще не осмеливался говорить мне об этом в третий раз, — прошипел он, точно безумный.
— А я велю тебе сделать это!
В третий раз она подумала, что он убьет и сожрет ее, но вместо этого он начал плакать и рыдать, скручиваться и мучиться, и перед ним легла на пол третья змеиная кожа. Дочь пастуха и эту кожу накрыла шелковой рубашкой.
Так оно и продолжалось. Каждый из них приказывал другому, пока девять сброшенных змеиных кож не оказались лежащими на полу, причем поверх каждой лежала белоснежная рубашка. С каждой сброшенной кожей Линдворм становился все отвратительнее, покуда в конце-концов не превратился в сырую, плотную и скользкую массу, вздымающуюся, вращающуюся и скользящую по всему полу. Тогда дочь пастуха схватила кнуты и, опустив их в щелок, принялась сечь его, что было сил и мочи.А когда руки ее повисли плетьми от усталости, она обмыла его от головы до хвоста в свежем молоке, а затем, когда она уже была измучена до дрожи, взяла его извивающееся тело и прижала на мгновение к себе, после чего беспомощно погрузилась в сон.
Рано утром на следующий день при первых проблесках солнца король и его придворные пришли, охваченные печалью, к комнате принца Линдворма, чтобы узнать, что сталось с дочерью пастуха. Они стояли некоторое время, прислушиваясь, но из-за закрытой двери не доносилось ни звука. Они заглядывали в замочную скважину, но разглядеть толком так ничего и не смогли. Так они и стояли, боясь зайти, пока в конце-концов король не приоткрыл дверь сначала на один дюйм, а затем на два. И тогда они увидели ее — дикую розу, коноплянку, ягненочка, чистую и омытую рассветной свежестью. А в объятиях ее лежал не прежний Линдворм, а прекрасный статный принц.
— О сын, — воскликнул король, — о дочь!
Он задохнулся от радости и восторга, а по щекам его потекли слезы счастья. Придворные побежали за королевой, старым пастухом и его другой дочерью, и весь дворец заходил ходуном от ликования, которого не случалось ни до, ни после. Все сошлись на том, что быть второму свадебному пиру, и на этот раз — настоящему, с играми, музыкой, танцами и застольем на неделю. Так оно и было, да так, что гулянка дошла до самых дальних уголков королевства.
Затем у короля появилась прекрасная идея — женить своего второго сына, брата принца Линдворма, на младшей дочери пастуха, и тогда веселье и празднества начались вновь с новыми нарядами, новыми тортами и сладостями и новыми играми. Ни одна принцесса в мире не была столь дорога королю и королеве, как старшая дочь пастуха из ветхой лачуги, как не было для них никого, кто заслужил бы большую любовь и уважение. Благодаря ее мудрости, спокойствию и храбрости она сохранила собственную жизнь и жизнь принца Линдворма, их сына. Позднее, когда король и королева умерли от старости, она и ее муж стали править королевством, и правление их привело к такому миру и процветанию, что в северных землях их по-прежнему поминают добрым словом.
Точно так, если мы мудры, поступим и мы.http://www.s-tales.ru/index.php?id=1&story=34&page=6


Сказка начинается с выбора королевы, родить ей сына или дочь, то-есть съесть ей красную или белую розу. Сама дилемма возникает не только из желания иметь ребенка именно определенного пола (хотя это тоже часть проблемы), но и из-за того, что дети когда-то вырастут и покинут её, мальчик будет жить своей мужской жизнью и может умереть, девочка может выйти замуж, что тоже равнозначно смерти(страх того,что ребенок вырастет и будет жить СВОЕЙ жизнью,смерть=сепарация).Старуха дает ей кубок, из которого вырастают розы.Фон-Франц, когда разбирала сказку с подобным сюжетом поедания (Кошка.Сказка об освобождении феминности), разбирает мотив яблока,съеденного королевой,то-есть важно из чего, каких ожиданий произрастает ребенок. Здесь это две розы-это цветы, которыми любуются,"для красоты",то есть для матери-это один из важных моментов,дети должны быть красивы,"для демонстрации"=проблема нарциссизма? По закону жанра у неё рождается один красивый и один уродливый ребёнок.Не зря и в начале сказки подробно описывается именно красота королевы--------"и была у него удивительной красоты жена. Ни одну королеву со всего света нельзя было сравнить с ней. Волосы ее были подобны чистейшему золоту, а глаза светились васильковой голубизной. Шея ее была белее парного молока в серебряном ведерке, а губы алели как кровь дикого лебедя, упавшего в Рождество на нетронутый чистый снег."


— Каждой болезни — свое лекарство, — ответила ей старуха. — Делай в точности так, как я скажу тебе, и тогда ты вскоре получишь то, что желаешь. Слушай же! Сегодня вечером, когда небо будет полыхать красным огнем заката, возьми небольшой кубок с двумя ручками и поставь, его вверх дном на землю в северо-восточном углу своего сада. Завтра, при первых проблесках солнца, подними его, и под ним ты увидишь две розы на одном стебле, одну белую и одну красную. Тогда придет черед тебе выбирать. Если съешь ты красную розу — родится у тебя мальчик, а если белую — девочка. По, как бы ты не поступила, что бы ты не выбрала, ни в коем случае не должна ты съедать обе розы, иначе не миновать беды. Поняла ты меня?-------------------------------------------------Не могу не остановиться на магических обрядах из сказки.Кубок надо поставить на закате, а розы съесть на рассвете (рождение, зарождение жизни-солнца).И еще, перевернутый кубок с двумя ручками,а также роза,на одном стебле с двумя "ответвлениями" похож на матку и яичники.Как правило, яичники работают по очереди (один месяц-один, другой-другой, но здесь расцветает обе розы и рождается два ребенка-это верно физиологически, как одна из причин рождения двойни (не близнецов)).


Можно рассмотреть рождение двух братьев как изначально расщепленное отношение королевы к сыну (или сыновьям), Линдворм после рождения уползает=уходит в бессознательное, исчезает, вытеснен.То есть королева видит только то, что хочет видеть и отвергает в сыне (сыновьях) неприемлимое, то есть ребенок испытывает отвержение матерью. Не удивительно, что позже это отвержение проявится в отношениях с невестой-женой.Именно поэтому змей "выползает" когда младшему сыну пришла пора жениться, то есть, если интерпретировать близнецов, как две стороны характера, то до поры до времени мальчик кажется идеальным, он соответствует ожиданиям матери, но как только появляется объект для отыгрывания гнева отвержения (невеста) на "сцене" появляется Линдворм. Если брать пример из жизни-это идеальный маменькин сынок, который во внешнем, социальном окружении демонстрирует лучшие свои качества, но в межличностных отношениях-чудовище,актер с двумя масками.Съедение невест можно интерпретировать как негативное воздействие на партнерш, есть выражения ест её (его) поедом, грызёт, совсем заел(а).


И ещё, момент с кожей можно интерпретировать и как трансформацию,и как защиты.Нарощенные Линдвормом 9 кож-это отражение не сложившихся с младенчества отношений с матерью, можно ещё сказать-это 9 панцирей,скрывающих тонкое,практически бесформенное и бескожее,не имеющее границ существо.Поведение дочери пастуха похоже на отзеркаливание,возвращение проекций, она не дает содрать кожу с себя,сожрать себя,возвращая боль и гнев жениху(в муках он скидывает с себя все новые и новые оболочки).Она покрыта псевдокожами-9 сорочками.В конце она делает то, что когда-то не сделала мать Линдворма, она принимает его уродство, берет его на руки, донашивает(то,что обсуждали про холдинг),омывает в молоке,похоже на выкладывание новорожденного малыша на живот и поднесение к груди.Здесь не совсем понятен момент с щелоком.Но можно предположить.Щелок-это древнее мыло(вымоченная в воде зола),тогда вымачивание в щёлоке-это стадия отбеливания,отмывания,альбедо.Сечение прутьями похоже на наше хлопанье в бане вениками))),это и садо-мазохистский акт и способ улучшить кровоснабжение,похоже еще на хлопанье младенца по попке,чтобы закричал,как возвращение чувствующей функции к коже после "панцирного" ,бесчувственного,рептильного существования.Умение испытывать и любовь,и боль.


Если исходить из Нойманна,то девушка билась с материнским комплексом жениха, эдакая битва с драконом в женском варианте))).

 


Представленный ниже материал покажет каким образом такой контейнирующий объект воспринимается как кожа. Искаженное развитие этой функции первичной кожи – в результате ли недостаточно адекватного реального объекта или вследствие фантазийных атак на него – ослабляет интроекцию. Нарушение функции первичной кожи может привести к развитию «второй кожи», с помощью которой зависимость от объекта заменяется псевдо-независимостью, искаженным использованием определенных ментальных функций или возможными талантами с целью создать замену этой контейнирующей функции кожи. В нижеследующем материале будут представлены некоторые примеры образований «второй кожи».

Здесь я только покажу клинические типы, на которых основаны выводы. Моя цель состоит лишь в том, чтобы открыть эту тему для более подробной дискуссии в последующих статьях.Наблюдение за младенцем: МАЛЫШКА ЭЛИС

Год наблюдений за незрелой молодой матерью и ее первым ребенком показал постепенное укрепление функции «кожи-контейнера» вплоть до 12 недель. С ростом способности матери находиться рядом со своим ребенком уменьшалась ее потребность тормошить ребенка, чтобы тот проявил признаки жизни. Можно было наблюдать постепенное ослабление неинтегрированного состояния у ребенка, которое проявлялось в виде дрожи, чихания и беспорядочных движений. Затем последовал переезд в другой еще не достроенный дом. Это сильно ухудшило способность матери к заботе и привело к ее отдалению от ребенка. Она стала кормить его, продолжая смотреть телевизор, или ночью в темноте, не беря на руки. Это вызвало поток соматических расстройств, а также усиление неинтегрированного состояния у ребенка. Болезнь отца в тот период совсем ухудшила материальное положение семьи, и мать стала планировать вернуться на работу… Она начала насильственно приучать ребенка к псевдо-независимости, оставлять ее в манеже, внезапно ударять в течение дня, при этом резко отказываясь реагировать на ее плач ночью. Мать стала снова стимулировать в ребенке агрессивные проявления, которые сама же провоцировала и желала. В результате, к шести с половиной месяцев маленькая девочка стала гиперактивной и агрессивной, мать называла ее «боксером» за привычку колотить людей по лицу. Мы видим формирование у нее мускульного типа вмещения селф – «второй кожи» вместо правильной кожи-контейнера.                                                         Анализ взрослого невротического пациента

Чередование двух способов восприятия себя – как «мешка с яблоками» и как «бегемота» – можно было исследовать в связи с качеством контакта в переносе и переживанием сепарации. Оба эти переживания были связаны с нарушениями в период кормления. В состоянии «мешка с яблоками» пациент был раздражительным, высокомерным, нуждался в постоянном внимании и восхищении, легко подставлял себе синяки*) и находился в постоянном ожидании катастрофы (например, боялся упасть, вставая с кушетки). В состоянии «бегемота» пациент был агрессивным, тираничным, язвительным и неумолимым в своих поступках. Оба состояния были связаны с организацией по типу «второй кожи» с доминированием проективной идентификации. Кожа «бегемота», как и ткань «мешка» выступала в качестве кожи объектов, внутри которой он существовал, при этом тонкокожие и легко бьющиеся яблоки в мешке представляли собой части сэлф, находящиеся внутри этого нечувствительного объекта.
*) bruise – 1) ушибать; подставлять синяки; 2) задевать, оскорблять.

Эстер Бик. Восприятие кожи в период ранних объектных отношений.http://psychic.ru/articles/classic31.htm


Автор: Ютта, дата: пн, 21/07/2014 - 07:54

Марфа-М. 2014-07-20 22:13:44
Нарощенные Линдвормом 9 кож-это отражение не сложившихся с младенчества отношений с матерью, можно ещё сказать-это 9 панцирей,скрывающих тонкое,практически бесформенное и бескожее,не имеющее границ существо.

 марфа, почему 9?  девять месяцев беременности, девять месяцев младенчества и почему, именно, 9? как-то не очень понятно.


Автор: Рута, дата: пн, 21/07/2014 - 09:35

Юнг писал о танце в честь Персефоны 9 девушек с веревкой по кругу, эта цепочка  имитировала  лабиринт Гадеса. ("Кора")


(их может быть девять или десять, но никак не больше),----------------------------------Да, возможно речь идет о беременности,в ней 9 солнечных и 10 лунных (акушерских) месяца.В конце линдворм похож на эмбриона (бесформенный кусок мяса).



Автор: Ютта, дата: пн, 21/07/2014 - 10:55

Марфа-М. 2014-07-21 11:50:40
Да, возможно речь идет о беременности,в ней 9 солнечных и 10 лунных (акушерских) месяца.В конце линдворм похож на эмбриона (бесформенный кусок мяса).

 тогда это о вынашивании вновь и перерождении? и почему девять панцирей в период беременности - это о нарушении? может об отторжении во время беременности?


Сложно сказать, но Линдворм уполз сразу после родов, то есть он уже родился змеем (был проклят)во время беременности.(хотя по аналитической литературе вторая кожа-проблема первых месяцев жизни)Первой королева съела белую розу(из которой и развился Линдворм),но она захотела ту, которая вкуснее (еще лучше)-красная,то есть "ты недостаточно хорош для меня",или "ты должен быть самым лучшим".Дальше по сказке опять соперничество (конкуренция) братьев при женитьбе.Линдворм пользуется правом первенца.Есть и ещё одна нестыковка, должны были родиться мальчик и девочка, а родилось два мальчика,змея развилась из девочкиной (белой)розы , как будто Линдворм обречен был изживать женское проклятье семьи.


Автор: Lachesis, дата: ср, 10/08/2011 - 01:24  Мне удобнее думать о коже, как об "органе", который формируется из того же зародышевого листка, что и нервная ткань. Это, как бы, представительство чего-то очень внутреннего (если так можно выразиться) во вне, на самой поверхности. Так же, кожа очень сильно загружена эстетическими катексисами, что мне кажется немаловажным.

Человек меняет кожу. http://jungland.net/node/5852?page=1


Автор: Ютта, дата: пн, 21/07/2014 - 11:15

Марфа-М. 2014-07-21 12:05:03
должны были родиться мальчик и девочка, а родилось два мальчика,змея развилась из девочкиной (белой)розы , как будто Линдворм обречен был изживать женское проклятье семьи.

 да, я тоже об этом думала вчера. В сказке есть момент, когда она забывает о запрете, попробовав белую розу - не насытилась? какой-то момент в психическом развитии, словно не додали ей самой - да, может о "проклятии" по женской линии.


И еще, в конце сказки пишется о мудрости правления Линдворма и невесты-пастушки, то-есть Линдворм изначально содержал бОльший потенциал, чем брат-близнец, он был более энергетичен что-ли, более талантлив,но и более независим,более способен к изменениям (вроде в семье не без урода),это и больше пугало королеву.Непроявленная мудрость уходила внутрь себя,либо выражалась гневом (в какой-то мере самоедством).В сказке упоминается, что розги должен был принести 10-летний мальчик-это скорее всего возраст остановки развития психики Линдворма(проблема в пубертате).


в сказке есть момент, когда она забывает о запрете, попробовав белую розу - не насытилась? какой-то момент в психическом развитии, словно не додали ей самой - да, может о "проклятии" по женской линии.

-------------------------------------------------Да, если бы родилась девочка она бы была "как мама",то-есть проблема не вышла бы наружу-------------------------Да, еще добавлю про 10 лет,это возраст окончательного отделения от родителей,бОльшей самостоятельности,пробы сил,переход от мыслей к делам,если брать соседнюю тему,смены родителей на друзей-ровесников,социальное взросление.


Автор: Sorella, дата: пн, 21/07/2014 - 13:51

Марфа-М. 2014-07-21 13:05:14
ще добавлю про 10 лет,это возраст окончательного отделения от родителей,
окончательного?


Дальше дала расшифровку, что имею в виду под окончательным отделением, можно заменить на значительное, ориентируюсь по наблюдению за знакомыми детьми, собственным ощущениям, в это время происходит переход от младшей школы к средней,ребенок перестает быть открытой книгой для родителей. А как бы вы интерпретировали мотив 10 летнего мальчика в сказке, или он случаен ?

 


 Институт "инициации" очень древен, его находят в самых архаических культурах - у австралийских аборигенов и жителей Огненной Земли. В той или иной форме он присутствует во всех культурах. Инициацию взросления проходили все подростки мужского и женского пола данного сообщества в возрасте примерно 11-13 лет (иногда - 13-15 лет).http://www.follow.ru/article/265  К десяти годам возрастной период цумайыкар («поручений-побегушек») заканчивался. С началом самостоятельного исполнения первой хозяйственной функции мальчики вступали в возрастной период фæсмвæд.

http://www.anaharsis.ru/biblio/etno/Theth_3.htm


Автор: Sorella, дата: пн, 21/07/2014 - 16:19

Марфа-М. 2014-07-21 15:01:36
А как бы вы интерпретировали мотив 10 летнего мальчика в сказке, или он случаен ?
Это не персонифицированный образ, а скорее, аллегория умеренной фаллической силы (принесет кнуты) - уже не детской, но еще не мужской и не женской. Возможно, это также аллегория силы духа этой "невесты" на момент начала испытания - "есть, но немного". Это создает интригу - выдержит или нет? 


И вот однажды, когда королева прогуливалась вне замка, она оказалась возле дома одной старухи, что жила неподалеку от леса. Королева зашла внутрь и увидела сидевшую подле огня старуху без единого зуба во рту.------------------------------------ Она и минуты не сумела пробыть дома, а бросилась, потеряв голову, через рощи и заросли эрики и бежала до тех пор, пока не порвала в клочья свое платье, а тело ее не покрылось сплошь царапинами. Случилось так, что, бесцельно бредя в безысходном горе по лесу, она оказалась возле огромного пустого дуба. В дупле, на которое упал ее взгляд, сидела не кто иной как старуха без единого зуба во рту.
— Скажи мне, дитя мое, — обратилась к ней старуха, — почему, когда такая карга, как я, находит этот мир столь прекрасным, на лице такой девушки, как ты, написаны горе и отчаяние.
— Увы, — ответила ей дочь пастуха, — от моего ответа не будет никакого проку. Никто в мире не в силах помочь мне.
— А ты все-таки расскажи, — посоветовала ей старуха. — Я помогала и тем, кто был несчастен не менее тебя.---— Либо ты сделаешь это, либо будешь съедена, — проворчала старуха и, не ожидая благодарностей или, хотя бы, ответа, исчезла в дубе.--------------------------------------------------------Может быть интерпретация "притянута за уши" в свете моей соседней темы, но все-таки скажу.В сказке происходит смена места обитания беззубой старушки.Если королева находит её на опушке леса в избушке у огня, то девушка-невеста находит её глубоко в чаще леса,внутри дубового дупла. Создается впечатление о большей архаичности второй ситуации.Опять же есть искушение сравнить первую ситуацию с желудком,завариванием кашки старушкой,а вторую с маткой (дуб с дуплом),нахождением корней проблемы.Как правило, дуб связан с фаллической символикой,не нашла похожих мифологических старушек из дупла,но есть одна сказка,где герой через дубовое дупло попадает в мир иной и вытаскивает с того света умершую жену (смерть-возрождение-перерождение),что опять отсылает к символики матки.Ну и по расположению матка ниже (глубже) желудка.В целом старушка,конечно,аналог нашей бабы-яги.


Детей протаскивали в земляные ворота, сквозь материну рубаху (прямо имитируя роды) или мучной мешок, передавали (иногда прохожим и нищим) в окно или дверь. Клали на тесто в квашню, прикрывая крышкой; накрывали корытом, протаскивали в хомут.19 Самый же распростраенный вариант перерождения - перепекание младенца: его на хлебной лопате сажали в теплую печь, обернув пеленкой, материной рубахой или тестом.20 Детей пронимали также сквозь развилку ветвей или дупло священного дерева, в расщеп (специально расщепленное дерево), протаскивали под упавшим дубом, купали в святом источнике. Все эти действия (т.е., собственно, операция пронимания, погружения в отверстие) интерпретировались как воспроизведение - знак - родов.http://www.poehaly.narod.ru/pronim.htm


Жила-была мама и она хотела, чтобы её ребёнок всегда был самым хорошим, самым лучшим и никогда-никогда не покинул её.И жил был ребенок, который не всегда был хорошим и лучшим и как все дети хотел вырасти и стать большим и самостоятельным.А ещё он очень любил маму и не хотел её огорчать.Поэтому в нем подспудно росло убеждение,я-плохой,но мама об этом не должна узнать.Потом он перестал быть плохим, а плохими стали девушки,с которыми он встречался.Сначала он поворачивался своей хорошей стороной,а потом проверял её на прочность, сможет ли она вынести его разного.Девушки не выносили и сбегали.А потом появилась та, которая не позволяла делать себе больно,она как будто находила внутри себя источник безграничной мудрости и любви,а также самоуважения.Испытания на прочность набирали всё большие обороты,но он чувствовал её твёрдость и её любовь к такому, какой он есть на самом деле.И случилось чудо:он смог полюбить сам себя,колдовство рассеялось и начались простые человеческие отношения.


Автор: Рута, дата: вт, 22/07/2014 - 05:47

Марфа-М. 2014-07-21 23:11:39
Опять же есть искушение сравнить первую ситуацию с желудком,завариванием кашки старушкой,а вторую с маткой (дуб с дуплом),нахождением корней проблемы.
Наша яга не сидела в дупле, не знаю такой сказки. Она сидит в ступе. Такое летающее дупло

он чувствовал её твёрдость и её любовь к такому, какой он есть на самом деле.И случилось чудо:он смог полюбить сам себя,колдовство рассеялось" --------------получилась сказка "Аленький цветочек",  или красавица и чудовище, или Амур и Психея.

 


Автор: Ютта, дата: вт, 22/07/2014 - 06:18

Roha 2014-07-22 06:47:24
Она сидит в ступе.

ступа - это дупло, оторванное от своих корней, или со своими корнями?


Roha, у дупла и ступы - использование разное, дупло - вмещает, сохраняет, прячет, а ступа - вмещает, перемещает, и в ней перемалывают. Такая гуляющая "матка"


Автор: Рута, дата: вт, 22/07/2014 - 06:38

Ютта 2014-07-22 07:18:28
Такая гуляющая "матка"
Именно такая! Летает, ищет и "помогает"/контейнирует 


 


Автор: Dtkeyl, дата: ср, 23/07/2014 - 23:53

Очень красивая сказка! Я такой не знала. Один из вариантов "Красавицы и чудовища" без сомнения. Все та  же народная, наивная и светлая вера, в то, что нарцисса можно исцелить. Спасибо, Мария.

______  

 

"...худшей на свете хвори не знаю, чем духа томленье." "Старшая Эдда"


получилась сказка "Аленький цветочек",  или красавица и чудовище, или Амур и Психея.---------------------------Не совсем.Когда разбирали Аленький цветочек, Сорелла описала его, как сценарий созависимости http://jungland.net/node/7558, в сказке Линдворм сценарий другой:выдерживание проекции, стойкость,где плети-это способность быть жесткой,а рубашки-не открываться и не подставляться,правильно выстроенная дистанция и границы))) -это скорее антисозависимость...


а ступа - вмещает, перемещает, и в ней перемалывают. Такая гуляющая "матка"


-----------------------------Тогда уж матка-желудок (зерно перемалывается в муку)

.


Ступа (или подойник) — это предмет повседневной сельской жизни, который играет в европейских и азиатских мифологиях важную символическую роль. Ступа — это символическая репрезентация матки, а пест — пениса. В Белоруссии, например, существует шутливое, предназначенное для детей, объяснение того, откуда берутся дети: "3 нэба упау, да у ступу папау, а с ступы вылэз, и вот якой я вырос!"

Славяне использовали ступу в шутливых свадебных обрядах. Ступу наполняли водой, а невеста должна была толочь ее пестом до тех пор, пока неизгонит всю воду. Существовал свадебный обычай одевать ступу в женскую, а пест в мужскую одежду, после чего символических "жениха и невесту" водружали на свадебный стол.

Русские и украинцы использовали ступу в ритуалах, практиковавшихся при лечении. Люди верили, что в ступе можно истолочь болезнь, что больное домашнее животное можно перетолочь в здоровое или что, по крайней мере, в ступе можно затолочь лихорадку.

Индийские веды тоже превозносят ступу и сому (это напиток богов, вроде амброзии, хотя вполне возможно, речь идет и о сперме), но здесь сексуальная символика поднята на космический уровень. Ступа — это космическая матка, в которой обновляется жизнь, а пест — это космический фаллос[82].

Железная ступа упоминается в русском заклинании XVII века: "Стоит ступа железная, на той ступе железной стоит стул железный, на том стуле железном сидит баба железная".

Ступа — это транспортное средство Бабы Яги, и в мире мифов одна только Баба Яга имеет исключительное право летать в ступе. "Обычные" ведьмы летают на помеле, вылетая из дома через печную трубу. Баба из эпоса "Горный венец" П. Негоша говорит: "Плывем с серебряными веслами, лодка наша — яичная скорлупка". Эти строчки отражают народное верование в то, что ведьмы передвигаются в скорлупе от яиц. Именно поэтому скорлупу от разбитых яиц было принято сначала измельчать и только после этого выбрасывать, ведь в таком случае ведьмы не смогут ею воспользоваться. На острове Крк верят, что "нечистая сила может перебраться по морю только в яичной скорлупе".

Ступа, транспортное средство Бабы Яги[83], символически ближе к яичной скорлупе, чем к метле. Баба Яга передвигается в собственной символической матке (которая при этом настолько гипертрофирована, что Баба Яга целиком помещается в нее) и загребает воздух пестом (пенисом!). Свободная от людских законов, от строгих законов полов, которые определяют, что можно, а чего нельзя, Баба Яга пользуется и тем, и другим, то есть и мужским, и женским половым органом, и летит, что является очень сильной мифической репрезентацией человеческой сексуальности. Эта сексуальность, правда, гротескна и карнавализирована. Ввиду того, что Баба Яга старуха (как полагают, столетняя), она является не только травестией (мужчина, переодетый в старуху), но и трансвестией человеческой сексуальности.Дубравка Угрешич 

Снесла Баба Яга яичкоhttp://lokalt.ru/snesla-baba-yaga-yaichko/4407-chast-tretya/4417-stupa/