"Пассивный нагреватель, отец отца"

Ещё один старый сон показался интересным (февр. 2000)
...
Речь идёт о кошках, о крысах, пробегающих тайком. Вокруг много животных и их хозяев. Обернувшись, вижу слева, там где забор, подстриженных баранов с розовой кожей.

Взглянув туда второй раз, замечаю среди них девушек, увитых оранжевыми лентами. Я «вспоминаю» их. Я счастлив, что снова их увидел. Они кажутся вестницами добра. Они обступают меня, ведут, я громко радуюсь им. Спрашиваю - это правильно, что я раньше себя вёл так беспокойно в осознанном сне, а теперь я спокоен, ничего не делаю сам?
- Да! - говорят они небесными голосами.
Я прошу их помочь мне справиться с эмоциями - я слишком возбуждён, могу от этого проснуться.
Они кивают и начинают стремительно рассказывать историю - водить меня по ней - по небольшому сельскому храму, где она свершается, как некое действо, а я как бы во сне пишу рассказ.

Старуха выдавала замуж дочь.
Всё уж было хорошо, но накануне кто-то (старуха?) отравил её отца.
Мы видим где-то на престоле сидящих мать и дочь в праздничных одеждах..
Изображение предельно отчётливое и напряженное, много красных тонов, режет глаза и напор столь отчётливой информации пугает, я боюсь не запомнить, рассказ разворачивается стремительно.

…и вот она не может оторваться от образа шприца (которым и был отравлен мужчина), и, возможно, не сможет.
Мы видим, выйдя из-за двери храма, застывшую старуху, сидящую перед шприцом у ее лица.
Последние слова перед пробуждением: это пассивный (активный? не запомнил) нагреватель, отец твоего отца.
Пробуждение «под током».


Нагреватель = источник энергии?

Источник чувств - если антипод - холод и лёд из моих снов?

Престол в храме, на нём две женщины - как заглавная икона.

Престол, Святой стол, стол, освященный для Евхаристии, где таинственно присутствует Иисус Христос.

Это перевёрнутое христианство. 

Мужское убито. Отравлено, как отец Гамлета. 

Бог убит. Старуха-Богоубийца.

Ассоциация с историей 50х, когда девушка, осквернив икону окаменела и простояла неподвижно до Пасхи.

...

Странно, у меня ведь был и есть отец.

Что же не так было с мужским?


Девушки, увитые лентами, напоминают сон из "Психологии и алхимии", который говорит и об отцовском...

Сновидящий окружен толпой женских, фигур (см. рис.33). 

Голос внутри него говорит: "Сначала я должен удрать от Отца".

...Здесь психическая атмосфера оживлена тем, что в средние века называлось суккубами. ...

Элемент галлюцинации проявляется в том, что мысль высказана явно. 

Слова "сначала я должен удрать" требуют заключающей сентенции, "для того, чтобы". 

Предположительно это звучало бы как "для того, чтобы идти за бессознательным, т.е. соблазнительными женскими фигурами" 

Отец, воплощение традиционного духа, как представляется в религии или философии жизни, встает на его пути. 

Он заточает сновидящего в мир сознательного разума и его ценностей. 

Традиционный мужской мир с его интеллектуализмом и рационализмом ощущается как препятствие, 

из чего мы должны заключить, что бессознательное, приблизившееся к нему, находится в прямом противостоянии к сознанию и что сновидец, несмотря на это противостояние, расположен к бессознательному благоприятно. Поэтому последнее стремится не подчиняться рационалистическим решениям сознания; оно должно быть скорее опытом sui generis.

 


Очевидно, мне сбежать от отца не удалось.

Ассоциация с окаменевшей девушкой говорит, что старуха наказана.

"Свадьба" расстроена.

Конфликт будет долгим...