Ролан Барт "От произведения к тексту"

Ролан Барт От произведения к тексту
(отрывок)
http://osa.sitecity.ru/ltext_1909000958.phtml?p_ident=ltext_1909000958.p_2909001116

...4. Тексту присуща множественность. Это значит, что у него не просто несколько смыслов, но что в нем осуществляется сама множественность смысла как таковая - множественность неустранимая, а не просто допустимая. В Тексте нет мирного сосуществования смыслов - Текст пересекает их, движется сквозь них: поэтому он не поддается даже плюралистическому истолкованию, в нем происходит взрыв, рассеяние смысла. Действительно, множественность Текста вызвана не двусмысленностью элементов его содержания, а, если можно так выразиться, пространственной многолинейностью означающих, из которых он соткан (этимологически «текст» и значит «ткань»). Читателя Текста можно уподобить праздному человеку, который снял в себе всякие напряжения, порожденные воображаемым, и ничем внутренне не отягощен; он прогуливается по склону лощины, по которой течет пересыхающая река. Его восприятия множественны, не сводятся в какое-либо единство, разнородны по происхождению - отблески, цветовые пятна, растения, жара, свежий воздух, доносящиеся откуда-то хлопающие звуки, резкие крики птиц, детские голоса на другом склоне лощины, прохожие, их жесты, одеяния местных жителей вдалеке или совсем рядом: все эти случайные детали наполовину опознаваемы - они отсылают к знакомым кодам, но сочетание их уникально и наполняет прогулку несходствами, которые не могут повториться иначе как в виде новых несходств. Так происходит и с Текстом - он может быть собой только в своих несходствах (что, впрочем, не говорит о какой-либо его индивидуальности); прочтение Текста - акт одноразовый (оттого иллюзорна какая бы то ни было индуктивно-дедуктивная наука о текстах - у текста нет «грамматики»), и вместе с тем оно сплошь соткано из цитат, отсылок, отзвуков; все это языки культуры (а какой язык не является таковым?), старые и новые, которые проходят сквозь текст и создают мощную стереофонию. Всякий текст есть между-текст по отношению к какому-то другому тексту, но эту интертекстуальность не следует понимать так, что у текста есть какое-то происхождение: всякие поиски «источников» и «влияний» соответствуют мифу о филиации произведений, текст же образуется из анонимных, неуловимых и вместе с тем уже читанных цитат - из цитат без кавычек. Произведение не противоречит ни одной философии монизма (при том что некоторые из них, как известно, непримиримые враги); для подобной философии множественность есть мировое Зло. Текст же, в противоположность произведению, мог бы избрать своим девизом слова одержимого бесами (Евангелие от Марка, 5, 9): «Легион имя мне, потому что нас много». Текст противостоит произведению своей множественной, бесовской текстурой, что способно повлечь за собой глубокие перемены в чтении, причем тех самых областях, где монологичность составляет своего рода высшую заповедь: некоторые «тексты» Священного писания, традиционно отданные на откуп теологическому монизму (историческому или анагогическому), могут быть прочитаны с учетом дифракции смыслов, то есть в конечном счете материалистически, тогда как марксистская интерпретация произведений, до сих пор сугубо монистическая, может благодаря множественности обрести еще большую степень материализма...


Нетрудно увидеть связь между дискурсами Барта и Хиллмана, в частности, на примере процесса филиации и эдиповой слепоты, эдипового метода.

филиа?ция (от лат. filius, filia — сын, дочь), 1) прослеживание родства от одного поколения к другому; 2) нисходящая линия родства — от предков к потомкам; 3) принцип формирования родственных групп или принцип определения принадлежности человека к родственной группе по линиям родства...


Да, Алексей внушительная цитата. Она вскрывает причины множества трудностей как автора так и читателя. Теперь становится понятнее, почему сложно написать такой текст, который бы воспринимался в желаемом русле, ведь сосредотачиваясь на попытке написать очередную ноту автор теряет контроль над музыкой. Или, абстрагируясь испытывает сложности с вербализацией. Получается, что для написания качественного текста необходимо определенное состояние сознания. Тогда слова служат лишь направляющими для течения мысли и весь основной смысл течет между ними. Здесь, пожалуй, корректнее будет говорить не об одном смысле, а о целой гамме. Но как же эти гаммы не прерываются, не сталкиваются фатально друг с другом? Откуда тогда более-менее единообразное понимание хорошего текста? В общем, ясно, надо читать Барта.


Привет, Юра! Рад тебя видеть Улыбка
Эта цитата наводит на многия размышления. Если интересно, подробнее о Барте можно почитать здесь http://www.philosophy.ru/library/il/6.html (глава из книге о постструктурализме)
"Откуда тогда более-менее единообразное понимание хорошего текста? "
Об этом нередко заботится сам автор (для сравнения - другой подход - предисловие Фуко к своей книге http://www.krotov.info/lib_sec/21_f/fuk/o_32.htm). Да и культурный контекст имеет большое значение. Так называемое культурное бессознательное.