СОЕДИНЕНИЕ

О Луна, заключенная в мои нежные объятия,
Пусть будешь ты столь же сильна, как я, и ликом столь же
прекрасна.
О Солнце, ярчайший свет из всех, известных людям,
Ты все же нуждаешься во мне, как петух в курице.

[Рис.5]

457 Mopte сомкнулось над царем и царицей, и они вернулись к хаотическим истокам, к неупорядоченной массе. Физис заключила "человека света" в страстные объятия. Как гласит текст, "Тогда Бейя [материнское море] поднялась над Габрицием и заточила его в своей утробе, так что его вовсе не было видно. И она обняла Габриция с такой любовью, что полностью впитала его своею природой, растворив до атомов". Далее цитируются стихи из Меркулина:
(Если белая жена сочетается браком с красным мужем, заключают они друг друга в объятия, а обнявшись, совокупляются, Друг в друге растворяются, друг другом совершенствуются, Так что они, которые были двумя, становятся как бы одним телом).
458 В богатом воображении алхимиков, священный брак Солнца и Луны продолжается внизу, вплоть до животного царства, как можно заключить из следующей инструкции: "Возьми коэтанс-кого кобеля и армянскую суку, случи их, и они родят тебе сына по подобию кобеля"1. Символизм почти предельно грубый. С другой стороны, Rosarium 2 сообщает: "In hora coniunctionis maxima apparent miracula" (В час соединения происходят величайшие чудеса). Ибо это - момент зачатия filius philosop-horum или lapis. Приводимая цитата из Альфидия3 добавляет: "Lux moderna ab eis gignitur" (Ими порождается новый свет). Калид говорит о "сыне в подобии кобеля", что тот имеет "небесный цвет", и что "этот сын охранит тебя и в сем мире, и в следующем"4. Нечто похожее читаем у Сениора: "Она родила сына, который услужал родителям во всем, - разве что сверкает и сияет он ярче, чем они"5, то есть затмевает солнце и луну. Действительное значение coniunctio в том, что оно ведет к рождению чего-то единого и единственного. Оно возрождает исчезнувшего "человека света", идентичного Логосу гностического христианского символизма, существовавшему еще до сотворения мира; мы также встречаем его в начале Евангелия от Иоанна. Следовательно, здесь мы имеем дело с идеей космического характера, и это служит исчерпывающим объяснением тех превосходных степеней, которые используют алхимики.
459 Психология данного центрального символа вовсе не проста. При поверхностном взгляде кажется, что природный инстинкт одержал победу. Но если приглядеться повнимательнее, можно заметить, что совокупление происходит в воде, в море затемненности, то есть в бессознательном. Такое представление подтверждает другой вариант рисунка (рис.5а). Здесь снова Солнце и Луна находятся в воде, но оба они наделены крыльями. Таким образом, этими воздушными созданиями, творениями разума, представлен дух. Тексты указывают, что Солнце и Луна являются теми двумя испарениями, парами или fumi, которые постепенно возникают по мере того, как разгорается огонь, а затем как бы на крыльях возносятся при кипячении и разложении prima material. По этой причине, парные противоположности иногда изображаются в виде двух летящих птиц7 или крылатого и бескрылого драконов8. Тот факт, что два воздушных существа совокупляются на воде или под водой, нимало не смущает алхимика, знающего переменную природу своих синонимов настолько, что для него вода является не только огнем, но и всевозможными другими удивительными вещами. Ближе к истине мы подойдем, если будем интерпретировать воду как пар. Это укажет нам на кипящий раствор, в котором соединяются два вещества.
Рис 5
460 Что касается откровенного эротизма рисунков, я должен напомнить читателю, что рисунки эти предназначались для глаз средневекового человека, а посему имели скорее символическое, чем порнографическое значение. Средневековые герменевтика и созерцание могли спокойно размышлять даже над деликатнейшими из пассажей "Песни песней", не пугаясь их, а рассматривая их сквозь покров духовности. Именно в таком смысле необходимо понимать наши изображения coniunctio: соединение на биологическом уровне выступает символом соединения противоположностей иного порядка. Это означает, что соединение противоположностей в царственном искусстве так же реально, как совокупление в общепринятом представлении о мире, и что opus превращается в аналогию естественных процессов, по крайней мере частично преобразующую инстинктивную энергию в символическую активность. Создание подобных аналогий высвобождает инстинкт и биологическую сферу в целом из-под давления бессознательных содержаний. Отсутствие символики, со своей стороны, перегружает сферу инстинкта9. Содержащаяся в рис.5 аналогия слишком мало очевидна, как на наш современный вкус, а потому она почти не достигает цели.
461 Как известно каждому специалисту, психологические параллели, встречающиеся в медицинской практике, часто приобретают форму фантастических образов, которые, будучи зарисованными, почти не отличаются от наших рисунков. Можем напомнить читателю типичный случай, упоминавшийся мною выше (пар.377 слл.), когда символически был представлен акт зачатия, и в точности девять месяцев спустя бессознательное как бы под действием своевременного внушения произвело на свет символику рождения, или новорожденного ребенка, причем пациентка не осознавала ни предшествующее психическое зачатие, ни период своей "беременности". Как правило, процесс выливается в серию сновидений, и обнаружить его можно лишь ретроспективно, путем анализа даваемого сновиде
Рис. 5а
ниями материала. Многие алхимики считают продолжительность opus равной продолжительности беременности, а весь процесс уподобляют такому периоду вынашивания10. 462 Основной акцент ставится на unio mystica, что явствует из присутствия объединяющего символа на предыдущих рисунках. Вероятно, исчезновение этого символа с изображений соniunctio не лишено глубокого значения. Ибо, при подобном стечении обстоятельств, символ исполнил свое назначение: партнеры сами приобрели символичность. Поначалу каждый из них представлял по два элемента; затем, каждый объединился в одно целое (интеграция тени); наконец, оба, заодно с третьим, стали единым целым – «То что они которые были двумя становятся как бы одним телом». Так реализуется аксиома Марии. В подобном единстве снова исчезает Святой дух, однако, как бы в виде компенсации, Солнце и Луна сами становятся духом. Следовательно, реальным значением оказывается "высшее совокупление"11 Гете, соединение в бессознательном тождестве, которое можно сравнить с первозданным, изначальным состоянием хаоса, massa confusa, или скорее - с состоянием мистического соучастия, когда гетерогенные факторы сливаются в бессознательном взаимоотношении. Coniunctio отличается от последнего не по своему механизму, но лишь тем, что по своей природе оно никогда не бывает исходным состоянием: оно всегда - продукт какого-либо процесса или цель каких-либо усилий. Так же обстоит дело и в психологии, хотя здесь coniunctio возникает непреднамеренно, и ему до самого конца противятся все добросовестные и по преимуществу биологически настроенные врачи. Именно поэтому, они говорят о "разрешении переноса". Снять с врача проекции пациента желательно для обеих сторон, и если такой результат достигается, он может считаться положительным. На практике, из-за незрелости пациента, или из-за его склонностей, или из-за какого-нибудь недопонимания, вызванного проекцией, или в связи с требованиями разума и здравого смысла вполне может случиться, что трансформации, происходящие в проецируемом содержимом бессознательного, безнадежно застопорятся, но в то же время извне появится возможность переключить проекцию на другой объект. Решить проблему таким способом - примерно то же. что убедить человека не уходить в монастырь, или не отправляться в рискованную экспедицию, или не вступать в брак, кажущийся неразумным всем вокруг. Достоинства разума неоспоримы, но временами мы все же должны спросить себя, достаточно ли нам известно о предназначении того или иного индивида, чтобы мы могли давать удачные советы при любых обстоятельствах? Конечно, надо действовать согласно убеждениям, но так ли уж мы уверены, что наши убеждения соответствуют тому, что будет лучше для других? Весьма часто мы не знаем, что лучше для нас самих, и в последующие годы бываем от души благодарны Богу, если он отвратил нас от "разумности" прежних наших планов. Критикам легко говорить задним числом: "Но ведь это была не та разумность!" Кто в состоянии безошибочно знать, той ли разумностью, которая нужна, он обладает? Более того, не является ли неотъемлемой частью подлинного умения жить способность, наперекор всякой разумности и уместности, иногда включать неразумное и неподобающее в рамки сферы возможного?
463 Следовательно, нас не должно удивлять, если мы обнаружим немало случаев, когда, невзирая на любые усилия, нет никакой возможности решить проблему переноса, хотя пациент - с рациональной точки зрения - имеет все необходимое для понимания, и ни его, ни врача нельзя обвинить в какой-либо технической небрежности или близорукости. Оба они могут быть под столь сильным впечатлением от безграничной иррациональности бессознательного, что наилучшим выходом сочтут решение резко разрубить Гордиев узел. Однако хирургическая операция по разделению сиамских близнецов всегда небезопасна. Могут случаться удачи, но мой опыт говорит, что они весьма редки. Я - всецело за консервативное решение проблемы. Если сложилась ситуация, в которой невозможно говорить о каких-либо других возможностях, и если бессознательное очевидным образом настаивает на сохранении связи, то лечение следует продолжить, не теряя надежды. Может быть, разделение просто откладывается до более позднего этапа; но может идти речь и о случае психологической "беременности", естественного исхода, которой нужно терпеливо дожидаться -или же все это может оказаться одним из тех фатальных случаев, тяжесть которых мы либо взваливаем себе на плечи, либо стараемся уклониться от нее. Врачи знают, что, как бы человек не уворачивался от судьбы, она преследует его. Даже простейшее заболевание может иметь озадачивающие отклонения; и с такой же озадачивающей неожиданностью состояние, казавшееся весьма тяжелым, способно обернуться к лучшему. Иногда помогает искусство врача, иногда же оно бесполезно. В особенности в сфере психологии, где нам все еще так мало известно, мы зачастую сталкиваемся с чем-то непредвиденным и необъяснимым, "не лезущим ни в какие ворота". Нельзя форсировать события: когда бы применение силы ни показалось успешным, о нем впоследствии обычно приходится пожалеть. Всегда лучше помнить об ограниченности своих знаний и способностей. Прежде всего, необходимы сдержанность и терпеливость, поскольку время часто может сделать больше, чем искусство. Не все можно вылечить, и не все нужно вылечивать. Иногда под покровом невроза прячутся смутные моральные проблемы или необъяснимые повороты судьбы. Одна пациентка годами страдала от депрессии и от необъяснимых страхов, связанных с Парижем. От депрессий ей удалось избавиться, однако фобия осталась недосягаемой для лечения. Тем не менее, пациентка посчитала себя готовой рискнуть проигнорировать свою фобию. Ей удалось попасть в Париж, и в первый же день по приезде она погибла в автомобильной катастрофе. Другой пациент испытывал особенный устойчивый страх перед лестницами. Однажды он оказался вблизи уличных беспорядков; раздались выстрелы. Он огляделся и увидел, что находится перед каким-то общественным зданием, к которому ведет широкая лестница. Невзирая на свою фобию, он бросился вверх по ступенькам, стремясь укрыться внутри здания, и был смертельно ранен на ступенях шальной пулей.
464 Приведенные примеры показывают, что о психических симптомах нужно судить с величайшей осторожностью. Это справедливо и в отношении разнообразнейших форм переноса и его содержаний. Иногда они ставят перед врачом почти неразрешимые проблемы или причиняют ему беспокойство всевозможного рода, способное доходить до пределов переносимого и даже выходить за такие пределы. В особенности если врач по своим личностным свойствам этически щепетилен и воспринимает работу психолога всерьез, это может вести к моральным конфликтам и к разделению привязанностей, действительная или предполагаемая несовместимость которых послужила причиной не одного несчастья. А потому я, исходя из долгого опыта, хотел бы предостеречь от чрезмерного терапевтического энтузиазма. Работа психолога полна препятствий; и, однако, именно эта профессия изобилует некомпетентными людьми. В большой мере за это следует винить медицинские факультеты, годами отказавшиеся признать психе в числе этиологических факторов патологии - пусть даже для нее другого применения не находилось. Невежество, конечно, никогда не может быть рекомендацией; но часто недостаточно и наилучших знаний. Поэтому, напомню психотерапевту: ни дня не должно проходить без напоминания самому себе о том, что всему еще только предстоит научиться.
465 Читателю не стоит думать, что психолог находится в каком-то особом положении, позволяющим разъяснить, что такое "высшее совокупление" или coniunctio, или "психическая беременность", не говоря уже о "ребенке души". Не стоит и приходить в раздражение, если кто-нибудь, впервые познакомившись с трактуемыми здесь деликатными предметами, или со своей же циничной самостью, испытает отвращение к этим - как ему кажетсй - фальшивым выдумкам и отмахнется от них с сочувственной улыбкой и оскорбительной демонстрацией тактичности. Непредвзято мыслящий ученый, ищущий истину и ничего, кроме истины, должен воздерживаться от опрометчивых суждений и интерпретаций, поскольку здесь он имеет дело с психологическими фактами, которые разум не в состоянии опровергнуть и с помощью заклинаний сделать несуществующими. Среди пациентов попадаются умные, проницательные люди, не меньше самого врача способные к уничижительным интерпретациям, но не могущие себе позволить применять подобное орудие перед лицом упрямых фактов. Такие слова, как "бессмыслица", помогают успешно отделаться от мелочей, - но не от чего-то тиранически навязывающего себя вам в ночной тиши; именно так ведут себя образы, потоком льющиеся из бессознательного. Как бы мы ни предпочли называть этот факт, суть дела ничуть не изменится. Если речь идет о болезни, то такую священную болезнь нужно лечить в соответствии с ее природой. Врач может утешить себя тем соображением, что у него, как и у остальных его коллег, есть не только поддающиеся излечению, но и хронические пациенты, которым нужна сиделка, а не врач. Как бы то ни было, эмпирический материал не дает нам достаточных оснований всегда говорить о "болезни"; напротив, постепенно мы приходим к осознанию того, что имеем дело с моральной проблемой, и часто начинаем мечтать о священнике, который вместо исповеди и обращения в свою веру просто покорно слушал бы, а потом передал наш конкретный случай на усмотрение Бога, дабы Он разрешил его.
466 Терпение и неспешность, абсолютно необходимы в делах такого рода. Нужно уметь дожидаться событий. Работы, состоящей в тщательном анализе сновидений и прочих бессознательных содержаний, здесь очень много. Там, где ошибается врач, ошибется и пациент, поэтому врач должен располагать реальным знанием предмета, а не просто расхожими мнениями, представляющими собой осколки современной философии для обывателей. Дабы расширить столь необходимые знания, я распространил свои исследования вспять, на те давние времена, когда еще действовали наивные интроспекция и проекция, отображавшие глубокие психологические тылы, на сегодня ставшие практически недоступными для нас. Так я сумел узнать много полезного для моей практики, в особенности - для понимания невероятной зачаровывающей силы содержаний, о которых идет речь. Они не всегда кажутся особо зачаровывающими пациенту, и в результате он страдает от пропорционально усиливающейся привязанности, в интенсивности коей он мог бы заново распознать силу соответствующих подсознательных образов. Он, однако же, пытается интерпретировать свою привязанность рационалистически, в духе времени, и потому не замечает и не допускает иррациональных оснований переноса - а именно, архетипических образов.

ПРИМЕЧАНИЯ
1 Rosarium. Цитата из Kalid. "Liber secretorum alchemiae", Art. aurif., I, p.340 [Cp. nap.353, пр. 1 - Прим. изд.]
2 P.247.
3 P.248
4 Kalid. "Liber secretorum alchemiae", Art. aurif., I, 340: "Et dixit Hermes patri suo: Pater timeo ab inimico in mea mansione. Et dixit: Fili, accipe canem masculum Corascenem et caniculam Armeniae et iunge in simul et parient canem coloris coeli et imbibe ipsum una siti ex aqua maris: quia ipse custodiet tuum amicum et custodiet te ab inimico tuo et adiuvabit te ubicumque sis, semper tecum existendo in hoc mundo et in alio" (И Гермес сказал отцу своему: Отец, боюсь я врага в моем доме. Тот же сказал: Сын мой, возьми корасценского кобеля и армянскую суку, совокупи их, и они породят кобеля небесного цвета, и если он будет томим жаждой, напои его водой моря: ибо он охранит твоего друга, и тебя от врага твоего, и помогать будет тебе повсюду, где бы ты ни был, всегда пребывая с тобой и в сем мире, и в следующем).
5 Rosarium, р.248. Сияние (
6 В "Practica Mariae" (Art. aurif., I. p.321) два превращаются в четыре: [Kibrich et Zubech]... ipsa sunt duo fumi copmlectentes duo lumina" (Они -два пара, окружающие два светильника). Эта четверка, очевидно, соответствует четырем элементам, поскольку на стр.320 читаем: "... si sunt apud homines omnia 4 elementa, dixit compleri possent et complexionari et coagulari eorum fumi..." (Если в людях имеются все четыре элемента, то - говорит он, - их пары могут быть дополнены, смешаны и сгущены).
7 См. Lambspringk, "Figurae", Musaeum hermeticum.
8 Титульный лист книги Colonna, Le Songe de Poliphile. См. Психология и алхимия, рис.4.
9 Отсюда -двусмысленное высказывание в: Mylius. Phil, ref., p. 182: "In habentibus symbolum facilis est transitus" (Для имеющих символ переход легок).
10 Ср. Kalid, "Liber secretorum alchemiae", Art. aurif., I, pp.355ff.
11 "Ты 4 не пленник зла ночного!
И тебя томит желанье
Вознестись из мрака снова
К свету высшего слиянья"
[Гете И.В. Западно-восточный диван// Гете И.В. Стихотворения. - М.: Худ. лит., 1979, с.281 (перевод Н.Вильмонта). Доел, перевод - "высшее совокупление" — Прим. перев.].