Король-ворон

Был когда-то человек, зеленый как трава и с одним только глазом во лбу. Этот зеленый человек жил в старом домишке, на краю Рамьерского леса, с тремя дочерьми: старшая была хороша как день, вторая еще красивее, а самая младшая, которой исполнилось только десять лет, прекраснее их обеих.
Однажды зимним вечером зеленый человек сидел у открытого окна. Наступила ночь, и от реки поднимался туман. Вдруг в воздухе зашумели могучие крылья, и на подоконник села птица величиной с быка, черная как уголь.
— Кра! Кра! Кра! Я — король воронов.
— Король воронов, чего ты от меня хочешь?
— Кра! Кра! Кра! Зеленый человек, я хочу взять в жены одну из твоих дочерей.
— Король воронов, подожди меня здесь.
И зеленый человек пошел к своим трем дочерям.
— Слушайте, дочки. Прилетел король воронов. Он хочет в жены одну из вас.— Отец, — сказала старшая, — вот уже скоро год, как я обручена с сыном испанского короля, который приезжал в Лектур в день святого Мартина покупать мулов на ярмарке. И вчера мой жених прислал весть через одного паломника, что он скоро приедет и увезет меня в свое королевство. Вы видите, отец, — я не могу стать женой короля воронов.
— Отец, — промолвила вторая дочь, — а я обручена вот уже год с сыном короля Морских Островов. И вчера мой милый прислал мне весть с одним матросом из Бордо, что он скоро приедет и увезет меня к себе. Вы видите, отец, что я не могу стать женой короля воронов.
Тут зеленый человек поглядел на свою третью дочь. Но она была такая молоденькая, что ему стало ее жалко, и он подумал:
«Будь я проклят навеки, как те, что умирают без покаяния, если отдам это дитя в жены королю воронов».
И зеленый человек, ничего не спросив у своей меньшой дочери, вернулся к королю воронов, который все еще сидел на подоконнике.
— Король воронов, ни одна из моих дочерей не хочет тебя.Король воронов страшно рассердился. Сильным ударом клюва выколол он зеленому человеку его единственный глаз, который помещался у него как раз посредине лба. Потом улетел в туман.
Зеленый человек завопил, как будто в него бес вселился. На крики прибежали три дочери.
— Отец, что с вами? Кто вам выколол глаз?
— Его выклевал король воронов за то, что вы все отказались выйти за него замуж
— Отец, — промолвила меньшая дочь. — Не пристало мне спорить с вами! Но я не отказывалась выйти замуж за короля воронов.
— Хорошо. Отведи меня в постель, и пусть никто не входит ко мне в комнату, пока я не позову.
Третья дочь сделала как приказал отец. На другой день к вечеру зеленый человек позвал младшую дочь и сказал ей:
— Отведи меня в ту комнату, где я сидел вчера, когда король воронов выклевал мне глаз. Открой окошко и оставь меня одного.
— Младшая дочь сделала так, как приказал отец. А зеленый человек сел к окну. Наступала ночь, и с реки поднимался туман. Вдруг в воздухе зашумели могучие крылья. И птица величиной с быка, черная как уголь, села на подоконник.— Кра! Кра! Кра! Я король воронов.
— Король воронов, чего тебе надо?
— Кра! Кра! Кра! Зеленый человек, я хочу в жены одну из твоих дочерей.— Король воронов, ты получишь мою меньшую дочь. Тогда король воронов вернул глаз зеленому человеку и прокаркал:
— Кра! Кра! Кра! Скажи моей невесте, чтобы она была готова завтра утром на заре и надела белое платье и брачный венец.
На рассвете небо почернело от воронов, которые налетели за ночь. Перед домом зеленого человека они поставили алтарь, чтобы можно было совершить брачный обряд. У подножия алтаря стоял король воронов, весь закутанный в большое покрывало, белое как снег. Когда все было готово и зажгли венчальные свечи, неизвестно откуда появился священник в полном облачении и с ним служка, чтобы совершить брачный обряд. После венчания священник и служка исчезли так же, как появились. А король воронов все скрывался под белым как снег покрывалом.
— Кра! Кра! Кра! Отведите мою жену к отцу. Новобрачную отвели в дом отца. Тогда король воронов появился из-под своего покрывала, белого как снег.
— Кра! Кра! Кра! Зеленый человек, пусть дочь останется у тебя до полудня. А в полдень вороны по моему приказу унесут ее в мое царство.И он улетел к северу.
В полдень жена ворона стояла уже на пороге отцовского дома.
— Прощайте, отец мой! Прощайте, сестры! Я покидаю родную страну и наш дом. Меня увезут на чужбину, и я не вернусь никогда, никогда!
Вороны подняли свою королеву и унесли ее на крыльях по воздуху в царство холода, в царство льда, где нет ни деревьев, ни травы. До захода солнца они пролетели три тысячи миль. Королеву опустили на землю перед главными воротами замка.
— Спасибо вам, вороны. Я не забуду вашей верной службы. Теперь поужинайте и ложитесь спать. Вам пора отдохнуть.
Вороны улетели, а королева вошла в замок. Он был в семь раз больше, чем церковь святого Жерве в Лектуре. Повсюду горели свечи, в каминах пылал огонь, такой жаркий, как в печах, в которых обжигают кирпич. Но нигде не видно было ни души.
Королева долго бродила по замку и наконец пришла в большой зал, где стоял стол, уставленный всякими кушаньями и винами. На столе был приготовлен только один прибор. Королева села. Но ей не хотелось ни есть, ни пить, потому что она не переставала думать о родных и тосковать по дому.
Час спустя королева легла в постель, задернула златотканый полог и, не засыпая, не потушив свечей, стала ждать.Как только пробило полночь, послышался шум могучих крыльев. Это король воронов прилетел домой ночевать. Он остановился за дверью комнаты, где лежала королева.
— Кра! Кра! Кра! Жена, потуши свет. Королева задула свечи, и король вошел в темноте.
— Кра! Кра! Кра! Слушай, жена, и запомни, потому что мы здесь на ветер слов не бросаем. Когда-то я был королем над людьми. Теперь я король воронов: злой колдун обратил в птиц меня и весь мой народ. Но предсказано, что испытанию нашему наступит конец И ты можешь этому помочь. Я надеюсь, что ты исполнишь свой долг. Каждую ночь я, как сегодня, буду прилетать и спать с тобой рядом. Но тебе только десять лет. И настоящей женой ты станешь мне не раньше, чем через семь лет. До тех пор не пытайся никогда увидеть меня. Если ты ослушаешься, то накличешь великую беду на себя, на меня и на мой народ.
— Король, я исполню вашу волю.
И вот королева услышала во мраке, как король воронов снимает свои крылья. Сделав это, он подошел к кровати и лег. Королеве стало страшно. Она протянула руку и почувствовала холод обнаженного меча, который ее супруг положил между ними.
На другое утро, перед зарей, король воронов встал в темноте, взял с кровати обнаженный меч, облекся снова в перья и крылья и улетел, не сказав куда.С этих пор так бывало каждое утро и каждый вечер. Королева, хоть и боялась супруга-ворона, полюбила его, потому что видела, что он могуч и смел.
Однако бедняжке надоела такая жизнь. Она скучала — ведь ей не с кем было словом перемолвиться! И, чтобы немного развлечься, она стала часто уходить из замка рано утром, захватив с собой корзинку, полную всякой снеди. До наступления ночи бродила она по равнинам, среди снега и льда. И никогда не встречала ни единой живой .души.Однажды утром королева, гуляя, зашла далеко от замка и увидела высокую гору, не покрытую снегом.
И вот королева пустилась в путь. Семь часов шла она в гору, пока не пришла к убогой хижине на берегу ручья.
У ручья стирала прачка, вся сморщенная как старая кожа и древняя как придорожный камень.
Отжимая белье, черное как сажа, прачка пела:
Фея, фея, Стирке твоей Все еще нет конца. Долгожданная дева-жена Все еще не пришла.
— Здравствуйте, прачка, — сказала королева. — Я помогу вам выстирать белье, оно черно как сажа.
— Спасибо, дитя мое.Не успела королева окунуть белье в воду, как она стало белее молока. Тогда старая прачка запела:
Фея, фея, Стирке конец! Дева-жена пришла.
Потом она сказала королеве:
— Давно я жду тебя. Теперь мои испытания кончились, и этим я обязана тебе. А твоим страданиям, бедня-жечка, еще не конец! Муж дал тебе добрый совет. Не советы ни к чему не ведут. Что суждено, то и сбудется. Теперь иди домой и не возвращайся сюда, пока не наступит день, когда ты будешь сильно нуждаться в помощи.
Королева вернулась в замок. Жизнь ее текла по-прежнему, день за днем. Так прошло ровно семь лет без одного дня с тех пор, как король воронов обвенчался с ней перед домом зеленого человека на опушке Рамьерского леса. И вот королева подумала:
«Срок, назначенный мужем, кончается. Днем позже или днем раньше, не все ли равно? Сегодня ночью я узнаю, каков собой мой супруг».
Когда наступил вечер, королева зажгла свечу в спальне и спрятала ее так искусно, что в комнате было темно, как в печке. Потом она легла в постель и стала ждать. Как только пробило полночь, в воздухе зашумели крылья. Это король воронов прилетел домой ночевать. Королева слышала, как он снимает крылья. После этого он, как всегда, лег в постель, положив обнаженный меч между собой и женой, и уснул.
Тогда королева встала, взяла свечу из потайного места и при свете ее посмотрела на спящего. Перед ней лежал не ворон, а человек, прекрасный как день.
— Боже, как хорош мой супруг!Она со свечой в руке подошла к самой постели, чтобы лучше разглядеть его, и капля расплавленного воска упала со свечи на спящего. Король воронов проснулся.
— Жена! — воскликнул он. — Ты навлекла великую беду на меня, на себя, на мой народ. Завтра нашему испытанию должен был наступить конец. Я стал бы тебе настоящим мужем, в том образе, в каком ты видишь меня сейчас... А теперь нам придется расстаться! Злой колдун, который держит меня в своей власти, поступит со мной как захочет. Но сделанного не воротишь, слезами горю не поможешь. Я прощаю тебе зло, которое ты причинила.
Уходи из этого замка, здесь скоро свершится то, чего тебе не следует видеть. Ступай, и да будет с тобой милосердие божие, куда бы ты ни пошла.
Королева ушла, рыдая. А злодей, державший короля в своей власти, сковал его железной цепью весом в сорок пудов и унес сквозь тучи на вершину высокого утеса. Утес этот стоял на острове среди моря. Здесь колдун воткнул конец цепи в скалу и припаял его свинцом и серой, да так искусно, как не сделает самый лучший слесарь. Потом свистнул — и тотчас на его свист прибежали два волка, громадные как быки, один чернее сажи, другой белый как снег. Белый волк сторожил короля днем, а ночью спал. Черный волк сторожил короля ночью, а днем спал.
— Волки, зорко стерегите короля воронов!Злодей ушел, и король воронов остался один с волками, прикованный цепью к вершине высокой скалы на острове среди моря.
А в это время королева, покинув дворец, все шла и шла и плакала так, словно хотела выплакать глаза. Заливаясь слезами, дошла она до вершины высокой горы без снега, где у ручья стояла убогая хижина старой прачки.— Бедняжка, — промолвила старуха, — вот и пришло горе, как я тебе предсказывала. Чему быть, того не миновать. Но ты когда-то оказала мне услугу, и я отплачу добром за добро. Надень эту пару железных башмаков, в них иди на поиски мужа. Он в плену у колдуна, на вершине высокой скалы, на острове среди моря. Вот тебе еще котомка, в которой никогда не переводится хлеб, сколько бы ты ни съедала. Вот выдолбленная тыква, в ней всегда будет вино, сколько бы ты ни пила из нее. Вот золотой нож, который тебе понадобится для защиты и для того, чтобы нарезать голубой травы, той травы, что поет ночью и днем, травы, что крушит железо. Когда твои железные башмаки лопнут, наступит для короля воронов час освобождения.
— Спасибо, прачка!
И королева пошла дальше.Через три дня она пришла в страну, где нет ни ночи, ни луны, где всегда светит солнце. Здесь блуждала она целый год. Когда ей хотелось есть и пить, в котомке всегда находился хлеб, а в тыкве — вино. Когда ей хотелось спать, она ложилась на землю и дремала. К концу года она нашла траву, голубую от верхушки до корня, голубую как цветущий лен.
Королева тотчас достала свой золотой нож.
— Королева, — молвила голубая трава, — не режь меня своим золотым ножом. Я — голубая трава, но я не та трава, что поет ночью и днем, не та трава, что крушит железо.
Королева спрятала золотой нож и пошла дальше.
Три дня спустя она пришла в страну, где нет дня, где всегда светит луна. Здесь блуждала она целый год. Когда ей хотелось есть и пить, в котомке для нее всегда находился хлеб, а в тыкве— вино. Когда ей хотелось спать, она ложилась на землю и дремала. К концу года она нашла голубую траву, голубую от верхушки до корня, голубую как цветущий лен.
Голубая трава пела:
— Я — голубая трава и пою ночью и днем. Я — голубая трава и пою ночью и днем.Королева тотчас достала золотой нож.
— Королева, — молвила голубая трава, не режь меня своим золотым ножом. Я — голубая трава, пою ночью и днем. Но я не та трава, что крушит железо.
И королева опять спрятала золотой нож и побрела дальше.
Через три дня она пришла в страну, где не светят ни солнце, ни луна и всегда царит черная ночь. Здесь ходила она целый год. Когда ей хотелось есть и пить, она всегда находила в котомке хлеб, а в тыкве — вино. Когда ей хотелось спать, она ложилась на землю и дремала. К концу года она услышала во мраке пение:
«Я — голубая трава, та, что поет ночью и днем, та, что крушит железо. Я — голубая трава, та, что поет ночью и днем, та, что крушит железо».
Королева мигом достала свой золотой нож и пошла в темноте к тому месту, откуда слышалось пение. И вдруг ее железные башмаки лопнули: она наступила на голубую траву, ту самую, что поет ночью и днем, ту траву, что крушит железо.
Своим золотым ножом королева срезала траву, а та все продолжала петь:
«Я — голубая трава, трава, что поет ночью и днем, трава, что крушит железо».Королева спрятала нож
Она пошла дальше во мраке ночи, босиком среди колючего терновника. Долго, долго шла она. Наконец ночь кончилась и взошло солнце.
Королева очутилась на берегу большого моря, и совсем близко от нее качалась лодка.
Королева вошла в лодку и пустилась в открытое море. Семь дней и семь ночей она не видела ничего, кроме неба и воды. На утро восьмого дня она приплыла к острову и увидела короля воронов, прикованного к вершине высокой скалы.
Увидев королеву, громадный белый волк бросился к ней с открытой пастью.Королева тотчас достала золотой нож и взмахнула пучком травы, которая не переставала петь:
«Я — голубая трава, та, что поет ночью и днем, та, что крушит железо. Я — голубая трава, та, что поет ночью и днем, та, что крушит железо».
Под это пение белый волк лег и крепко уснул.
Тогда королева золотым ножом заколола большого белого волка. После этого она прикоснулась поющей травой к цепи весом в сорок пудов, которой был скован король воронов. Цепь распалась.
И в тот же миг трава увяла и перестала петь. А король воронов встал, прямой и гордый как Цезарь.— Кра! Кра! Кра! Спасибо тебе, жена! Потом закричал на все четыре стороны:
— Кра! Кра! Кра!
И со всех четырех концов света потянулись к нему стаи воронов. Подлетали к королю и сразу принимали свой прежний, человеческий образ. Когда все собрались, король сказал:
— Мой верный народ, страдания наши окончились. Взгляните туда, вдаль. Это король, мой верный друг, едет за нами с семью тысячами кораблей. Через месяц все мы будем в родной стране.


Издревле считалось, что цветок разрыв-травы наделен волшебными свойствами и способен открывать любые замки. Однако, чтобы использовать его по такому назначению, необходимо было выполнить несколько условий при сборе растения. Люди находили гнездо дятла с птенцами и ждали, пока птица-мать улетала из гнезда. После этого гнездо закупоривали. Птица, вернувшись и увидев, что проход в гнездо закрыт, должна была слетать за стеблем разрыв-травы. Она подлетала к затычке, подносила стебель, и тогда раздавался громкий хлопок — затычка вылетала. Человек должен был в этот момент громко закричать, чтобы дятел уронил из клюва на землю стебель травы, который нужно было поднять с помощью красной или белой тряпочки. Считалось, что именно такой стебель откроет любой замок. Если приложить траву к замку или двери, то они вмиг разлетятся. А, чтобы насолить кузнецу и испортить его работу, достаточно было бросить разрыв-траву в кузню. Разрыв-трава, по поверьям, ломала все — медь, сталь, серебро и даже золото.

Еще разрыв-траву добывали в полночь, накануне Иванова дня. Нужно было забраться в пустырь и косить траву до тех пор, пока не сломается коса. Это был знак, что коса наткнулась на разрыв-траву. В этом месте необходимо было собрать всю скошенную траву и бросить ее в ручей или реку. Обыкновенная трава тонула и плыла бы вниз, а вот разрыв трава начинала плыть против течения. Тут-то ее и вылавливали.http://mifflow.ru/slavyane/razriv-trava


Вороны подняли свою королеву и унесли ее на крыльях по воздуху в царство холода, в царство льда, где нет ни деревьев, ни травы. До захода солнца они пролетели три тысячи миль. Королеву опустили на землю перед главными воротами замка.---------------------------------Девушку уносят на север,есть искушение связать народ воронов с викингами и Одином.-----------------------------В 885-м под натиском норманнов пал Руан, затем викинги вновь осадили Париж (до этого он уже трижды подвергался разграблению). На сей раз у его стен с 700 судов высадилось около 40 000 воинов. Получив отступные, викинги отошли в северо-западную часть страны, где многие из них обосновались навсегда.

По прошествии десятилетий разбоя незваные северные гости поняли, что доходней и проще обкладывать европейцев данью, благо те рады были откупиться. Средневековые хроники свидетельствуют: с 845 по 926 год франкские короли в тринадцать приемов выложили пиратам около 17 тонн серебра и почти 300 килограммов золота.------------------------------------------------------------------------Следует, однако, отметить, что сам бог не был подвержен воинственному экстазу; он был, скорее всего, сеятелем военных раздоров. Помимо власти над дружинами смертных и "доблестно павших", Один считался богом магии и мудрости. Как старейший из богов, он был почитаем ими как отец. Его можно обвинить в коварстве и кровожадности, но нельзя забывать, например, об его образованности. Внутренняя борьба добра и зла у Одина сродни природе индуистского бога Шивы, великого разрушителя-созидателя индийской мифологии.

Одина часто изображали одноглазым седобородым старцем в синем плаще, чье лицо скрыто капюшоном или широкополой шляпой. Глаз бог отдал Мимиру, хозяину источника великой мудрости, за один лишь глоток из него. Оставшийся глаз символизировал солнце, а потерянное око, символ луны, плавало в источнике Мимира. Чтобы узнать тайну мертвых и обрести дар ясновидения, Один, пронзенный собственным копьем, девять дней висел на мировом древе Иггдрасиль. Затем, утолив жажду священным медом, он получил от великана Бёльторна, своего деда по материнской линии, магические руны — носители мудрости.

У Одина была жена Фригг, проживавшая в Асгарде. Она по праву сидела рядом с супругом на престоле Хлидскьяльве, откуда божественная чета могла обозревать все девять миров, наблюдая за событиями настоящего и будущего. Один знал все, что происходит в девяти мирах, и в этом ему помогали дна брата-ворона, Хугин ("мысль") и Мунин ("память"). Облетев миры, птицы возвращались и, сидя на плечах Одина, нашептывали обо всем, что им удавалось узнать.Самого Одина должен проглотить чудовищный волк Фенрир, мерзкий отпрыск бога огня Локи и великанши Ангрбоды.http://godsbay.ru/vikings/odin.html


Автор: Рута, дата: пн, 17/06/2013 - 17:46

Марфа, спасибо за интересные ссылки.
А вот обсуждение сказки почему-то не идет у меня. Сама удивляюсь, наверное, в народных сказках метафоры почти все уже в анализе были. Авторские тут интереснее - для меня - в них  индивидуальность, отклонения от константы.
Мне понятна метафора разрыв-травы - это, по-моему, инсайт, открывающий что-то нужное в данный момент для  осознания, необходимое раскрытие тайны. Это сопровождается "громким  хлопком" и "криками"(выброс энергии) и противоестественным  движением (трава поднимается против течения),т.е. регрессом.  Получилось, что инсайт и регресс - связаны? Так ли это с точки зрения АП? 


Автор: Маша, дата: пн, 17/06/2013 - 18:35

"В алхимии ворон символизируется негредо, которое в психологическом отношении соответствует тени или, точнее, встрече с тенью, которая на начальной стадии проявляется в виде депрессии. Согласно одному алхимическому тексту: «Принцип искусства — это ворон, который летает без крыльев во мраке ночи и сиянии дня.» В этой связи Юнг делает следующее замечание:«Алхимики называли свое нигредо меланхолией, «чернотой, которая чернее всего черного», ночью, душевным недугом, смятением и т.д., или конкретнее, «черным вороном.»

Ворон алхимиков «летает без крыльев», и поэтому, в некотором смысле, приземлен. У Кафки ворон машет крыльями (возможно, чтобы привлечь к себе внимание) и всегда летает над землей. В таком случае образ «незримого ворона» свидетельствует о том, что хтоническая тень (часть психики человека, коренящаяся в земном и черпающая оттуда снизу новые силы), которая должна возвращать его на землю, парит над землей."http://jungland.ru/node/2345 Дарел Шарп НЕЗРИМЫЙ ВОРОН Конфликт и Трансформация в жизни ФРАНЦА КАФКИ


Автор: Ютта, дата: вт, 18/06/2013 - 09:08 марфа, озадачил меня этот зеленый как трава человек, да и еще одноглазый.

что думаете о нем?

пока искала в сети, как бы его интерпритировать, всплыла мысль - а что, если одноглазый - это как способность видеть внутренним зрением, как третий глаз? а зеленый, как цвет Меркурия и его способность связывать природное и сверхестественное? вот и ворон навевает пророчество и ясновидение.

и получается что сюжет о некой инициации младшей, как передача способностей по мужской линии, т.б. некая ее подготовка к возможности принять и пробудить то, что находится не в зрелом состоянии, т.б в зачатке. 

вот как-то так.


марфа, озадачил меня этот зеленый как трава человек, да и еще одноглазый.

что думаете о нем?

пока искала в сети, как бы его интерпритировать, всплыла мысль - а что, если одноглазый - это как способность видеть внутренним зрением, как третий глаз? а зеленый, как цвет Меркурия и его способность связывать природное и сверхестественное? вот и ворон навевает пророчество и ясновидение.--------------------------------------------------Зеленый у меня как-то сразу связался с близостью к природе,ведовству(зеленый-лесной человек,лесовик,знающий в травах,тогда "укладывается" и почему его дочь ищет волшебную траву).Про одноглазость нашла и циклопов и лихо одноглазое)))и некоторых одноглазых богов,но чувствую это не то,соглашусь с вами,что это ближе к "третьему глазу".По-крайней мере -это одна из сказок,где странный вид имеет не только жених,но и папа.Акцент на глазе может быть еще и потому,что ворон-это птица,выклевывающая глаза.Что касается алхимии,то чудесная трава у меня ассоциируется с философским камнем или эликсиром,и поиск ее сродни алхимическому деланию,сначала в стране солнца (но там трава слабая),затем в стране луны (там трава сильнее),а затем в царстве,где нет ни солнца,ни луны-полная темнота.Разрыв-трава также связана с праздником ивана-купалы.----------------------Много и символов альбедо-нигредо:белье прачки,отстиранное девой-женой,белый и черный волк и т.д.-----------------------Прикованность к скале напоминает прометея,или ангела (прикован свинцом и серой-атрибуты дьявола),а также "перекликается"с мифом об Одине,прикованном к мировому дереву.


Свойства разрыв-травы не ограничивались воздействием на материальный мир. Так, обладателя арсиса или прыгуна никто не должен был побороть: «А она добра зело с собою носить, ино человек противо тебя не может стоять никакой на ногах, станешь кулаками битца или боротися. Та ж трава и замки ломает и ничто не держит» (арсис). А бели и «траве о которой ломаются косы» приписывалась функция оберега — они должны были оберегать от еретиков, ведунов, противников: «Естли у кого при нем будет та трава, и он ведунов видеть будет всех, и чары его никакие не возмут, и дух лукавы не приближится» («трава о которой ломаются косы»). Последнее свойство вполне объяснимо. Железные предметы (в том числе замок, коса, нож, подкова) и разного рода узы, узелки в народной культуре славян наделялись, с одной стороны, апотропейной семантикой, с другой — могли быть знаком колдовства. Поэтому разрыв-трава, разрушая их, тем самым разрушала либо колдовство, либо оберег, а значит, сама являлась оберегом еще более сильным.http://www.perunica.ru/etnos/3048-est-trava-rvet-zamki-poverya-o-razryv-trave.html

 


Нашла еще у Юнга про зеленых и одноглазых:" Его отношение с бессознательным хорошо выражено в одной русской сказке, где он называется «лешим». Как только крестьянин устало сел на пенек, из под него выполз маленький человечек, «весь сморщенный, с зеленой бородкой до колен». «Кто ты?»,- спросил крестьянин. «Я - леший Ох»,- ответил человечек. Крестьянин отдал ему в услужение своего распутного сына, и леший отвел молодого человека в подземный мир, в маленький и зеленый домик. «В домике все было зеленым; стены и лавки были зелеными, жена Оха и его дети были зелеными..., и маленькие русалки, которые его ожидали, были зелеными, как лист». Даже пища была зеленой. Леший выступает здесь как растительное или древесное божество, которое главенствует в лесах, а через русалок связано и с водой, что ясно показывает его связь с бессознательным, ибо последнее часто выражается посредством символов леса и воды."----------------------Все архетипы имеют как позитивную, благоприятную, светлую сторону, которая указывает вверх, так и ту, которая указывает вниз - частично негативную и неблагоприятную, частично хтоническую, но в остальном просто нейтральную. В этом отношении архетип духа не исключение. Даже форма гнома предполагает своего рода ограничение и наводит на мысль о натуралистическом растительном божестве, являющемся из преисподней. В одной балканской сказке старик остается без глаза. Его выбил Вилы, крылатый демон, а герой должен вернуть глаз владельцу. Старик поэтому частично теряет зрение - т. е. проницательность и сведущесть,- что на руку демоническому миру тьмы; этот недостаток напоминает о судьбе Осириса, который потерял глаз при взгляде на черную свинью (его порочного брата Сета), или о Вотане, пожертвовавшем глаз для родника Мимира. В нашей сказке животное, на котором едет старик,- коза,- является признаком того, что он сам имеет темную сторону. В одной сибирской сказке это однорогий, однорукий и одноглазый седобородый старик, который пробуждает мертвого человека с помощью железной трости. Затем, по ходу сказки, последний, несколько раз возвращаемый стариком к жизни, по ошибке убивает своего спасителя, и это лишает его доброй судьбы. Сказка называется «Однобокий старик»http://www.syntone.ru/library/books/content/3946.html?current_book_page=20


В общем,если сравнивать эту сказку и сказку о финисте,то финист-ясный сокол более "светлая" птица,в сказке король-ворон девушка интегрирует более мощные,тяжелые,вытесненные,приземленные энергии (финист-феникс-солнечная птица,ворон также в древности относился к солнечным птицам,позже приобрел дурную репутацию).Если Финист ближе к Христу и солнечным божествам,то Ворон ближе к дьяволу,Люциферу,божествам подземного мира,такие вот ассоциации...


Автор: Vervoleg, дата: вт, 18/06/2013 - 18:43

"Ворон ворону,глаз не выклюет.)
Папа в нигредо впал (ворон), и "погас свет в очах.")
Только "младшая спасет."

"Я открыл окно, и странный
                            гость полночный, гость нежданный,
                         Ворон царственный влетает;
                            я привета от него
                         Не дождался. Но отважно, -
                            как хозяин, гордо, важно
                         Полетел он прямо к двери,
                            к двери дома моего,
                         И вспорхнул на бюст Паллады,
                            сел так тихо на него,
                               Тихо сел, -
                                  и больше ничего.

                         Как ни грустно, как ни больно, -
                            улыбнулся я невольно
                         И сказал: "Твое коварство
                            победим мы без труда,
                         Но тебя, мой гость зловещий,
                            Ворон древний. Ворон вещий,
                         К нам с пределов вечной Ночи
                            прилетающий сюда,
                         Как зовут в стране, откуда
                            прилетаешь ты сюда?"
                               И ответил Ворон:
                                  "Никогда".
Эдгар По.


В этой сказке,как и в некоторых других,где присутствует мотив превращения из животного в человека,это превращение идет в два этапа,на первом этапе от героя не требуется каких-то усилий,просто ждать (как накопление некой психической энергии,то,что должно быть обязательно скрыто от осознания-мотив свечи)-как требование герметичности в алхимии,но это табу всегда нарушается и наступает второй этап-путешествие,поиск,активные действия,спуск во тьму .Именно в этой сказке присутствует мотив хранения непорочности (дева-жена),причем с обеих сторон,как путь к спасению.


Автор: Vervoleg, дата: ср, 19/06/2013 - 00:59

 Потом закричал на все четыре стороны:
— Кра! Кра! Кра!
И со всех четырех концов света потянулись к нему стаи воронов.

==

Самость, кончается нигредо.


Автор: Ютта, дата: ср, 19/06/2013 - 07:01

марфа, хорошие ассоциации насчет Христа и Люцифера, немного добавлю в том же русле - финист, как анимус, не заряженный теневыми содержаниями, как дух, который находит тебя и вовлекает в сферу горнюю, а ворон - тот, да, те закоулки в душе, в которых дух закупорен в бутыль, дух, посеянный в землю, наследие рода, теневой анимус.


Если рассматривать героев сказки,как внутренние фигуры,то в 10 лет у девочки начинает формироваться свой взгляд на мир,отец считает,что дочь мала и принимает решение за нее,но это решение идет вразрез с тем,что растет и формируется внутри девочки.Здесь важно,что ворон уносит девочку от отца (она становится более самостоятельной),но этой самостоятельности надо "дозреть" до уровня взрослой женщины,способной зажечь свечу в спальне и взглянуть в лицо своей силе и возможностям (образ ворона).---------------------------Образ белого и черного волка перекликаются с космогоническими мифами,волк-день и волк-ночь.Волк день гонится за луной и съедает ее,волк ночь-за солнцем.Показательно,что девушка убивает белого волка,высвобождая тьму-тень из плена,и это высвобождение тени(теневого анимуса) одновременно очеловечивает его.


Был когда-то человек, зеленый как трава и с одним только глазом во лбу.-----------------------------------------------Особую роль в представлениях такого рода играет зрительный аспект, с которым связаны две группы мифологических мотивов: во-первых, асимметрия и неполнота форм, во-вторых, слепота и невидимость. Прежде всего, создается впечатление, что завеса, скрывающая потусторонний мир, при его визуализации приподнимается как бы с одного бока, делая его видимым лишь наполовину, что и способствует возникновению диспропорциональных, неполных форм, в числовом выражении связанных со значениями нечетности. Так, по поверьям древних китайцев, за пределами "этого мира" обитают многочисленные одноногие или однорукие существа: за морем на юго-востоке - однокрылые, одноглазые и одноногие птицы; в стране на западе - одноглазые люди, в другой стране - люди с одной рукой, одним глазом, одной ноздрей и полосатые лошади - тоже с одним глазом и единственной передней ногой [Юань Кэ 1987, с. 195-196, 198, 202].

Отсюда - глобально распространенные мотивы асимметрии демонических персонажей. Хромы и кривы, одноглазы, одноруки и одноноги хтонические духи в фольклоре сибирских и центральноазиатских народов [нгаэтаре и вайнга у ненцев, сихео у энцев, сиге и баруси у нганасан, чулюгды и бучу у тунгусов, абааhы у якутов, шулбус у хакасов, глава подземного царства "кривой демон" (сокор кормос) Эрлик у алтайцев, демон тэрэн и ведьма алмас, имеющая единственный глаз и одну грудь, которую она закидывает за спину, у монгольских народов]. Кривизна и хромота - устойчивый признак колдуна по поверьям русских восточной Сибири, что кроме того связано с представлениями о ложности, неправедности, неправильности, противоположности истине [Медведева 1997, с. 6-7]. Естественно, что неполнота форм и асимметрия, особенно характерны для ситуации пересечения рубежа. Весьма выразителен в этом отношении хромой перевозчик в загробный мир из маньчжурского шаманского предания: одноглазый, одноухий, кривоносый, лысый, подгребающий половинкой весла половинку лодки [Волкова 1961, с. 159].

Подобные одноглазые персонажи потенциально связаны с мотивом слепоты, во многих сюжетах и реализуемым (вспомним классическую форму такой реализации в "Одиссее"); убийство приобретает форму ослепления. Выразительны циклопические фигуры гигантских леших в норвежской демонологии. У них глаз - один на всех, поочередно вставляемый в пустую глазницу посреди лба. Таковы же три слепые грайи в древнегреческой мифологии, имеющие один зуб и только один глаз на троих. Это уже промежуточные случаи между мифологической неполнотой форм и мифологической слепотой.

Вообще в мифологической слепоте содержится идея обоюдности - это некое качество, заключенное между субъектом и объектом, признак, в равной мере присущий и тому и другому. Позиции воспринимающего и воспринимаемого суммированы: слепой - не только невидящий, но и невидимый (ср. русское слепой о невнятно, плохо видимом, как, впрочем, и о ложном, обманном [Даль 1980, т. 4, с. 228-229]). В этом плане мифологическая слепота демона сродни его невидимости и передает ту же самую идею труднопреодолимого зрительного рубежа между "нашим" и "иным" мирами.http://www.ruthenia.ru/folklore/neckludov8.htm


Нашла таки этого Зеленого Человека в европейском фольклоре.----------------------------------
 Зелёный человек, Джек-в-Зелени – таинственный персонаж британского фольклора, чьи образы мы находим как запечатленными в легендах и сказках, так и вырезанными в камне на стенах церквей и других зданий: человек, изо рта (а иногда и из ноздрей, щек, углов глаз) которого прорастают листья.
Чаще всего сейчас Зелёного Человека связывают с образом Jack-o-Green, персонажа карнавалов и шествий Майского дня, который входил в свиту Майских Короля и Королевы, наряду с Лордом Беспорядка, Hobby-horse, Шутом и другими весёлыми личностями. Он был полностью обряжен в зелень, так что были видны только глаза и губы, и больше всего походил на быстро перемещающийся, веселящийся, пьянствующий, резвящийся и отпускающий непристойные шутки куст.
Но вообще Зелёный человек – персонаж куда более древний, чем, скажем, церковная архитектура, да и образ его встречается не только на территории Британских островов, но и в других частях Европы. Он – дух леса и всего того, что растет. Он – тот, кто прячется в зелени и смотрит на нас из листвы. Он – воплощение границы между миром растений и миром людей, но в то же время и тот, кто соединяет эти миры воедино. Весной, когда природа просыпается, когда по стволам деревьев движется сок, когда лопаются почки, выстреливая молодыми листочками, - просыпается и Зелёный человек, воплощая в себе начало «зелёной» части года и всю силу растительного мира. Праздники в честь Зелёного Человека в христианский период слились с праздниками Святого Георгия (23 апреля/6 мая), эти дни в народе стали называть Зелёным Джорджем (Егорием, Ежи etc.), и появление «Зелёного Святого», несущего жизнь и здоровье, приветствовалось ветвями со свежими листьями – чаще всего ему посвящали ивовые побеги, а в других местах ежевику и вербу, из которых сплетали венки и гирлянды, чтобы украсить свою одежду, дома, сосуды для воды и молока, но связан он и с другими растениями – с плющом и виноградом, остролистом и тисом, дубом и терном. Считалось, что приходя, он наделяет людей и животных той же неудержимой силой, которая заставляет растения в это время бурно идти в рост, на некоторое время стирая границу между силами растений и силами существ из плоти и крови. В других местах он выступает как воин, ежегодно сражающийся и ежегодно же побеждающий зимнего персонажа (это отсылает нас к кельтскому мотиву вечного сражения двух королей – зимнего и летнего, и к более позднему образу Зелёного Рыцаря из артурианских легенд). Сохранились и обряды, где Зелёного человека, Лесного короля, и его спутницу, Черную Королеву убивают в конце майских торжеств, тут может быть два варианта понимания обычая: либо в жертву приносится его человеческая часть – чтобы его растительная сила могла беспрепятственно разлиться по миру и раствориться в нём, либо именно в этом торжестве принимает участие не Летний Зелёный человек, а Зимний (эту версию подтверждает и то, что его спутница называется Черной – это обычно относится к существам тёмной половины года). Кстати, существует и образная и смысловая связь между Зелёным человеком и мёртвой головой, поросшей зеленью – то, что было живым, даст силу растениям, которые, в свою очередь, напитают живых.
Кроме человеческой формы Зелёного, сохранились и мотивы, где он выступает не человеком, а зверем, из которого прорастают листья. Животные эти как правило либо священны для данной местности, либо обладают общепризнанной силой – сохранились изображения прорастающих листьями вепрей и львов, быков, волков и драконов, сохранилось и изображение оленеголового рогатого человека, увитого зеленью. Тут можно усмотреть связь с тем, что Зеленый Человек – один из ликов лесного божества, покровительствующего жизни вообще и животным в частности, - Рогатого Бога.http://www.wedma.fantasy-online.ru/wedma.history/wedma.greenman_greenwoman.htm


В общем-то всё больше склоняюсь к тому, что сказка не о личном(отец-дочь-анимус), а о коллективном. Как фон-Франц рассматривала сказку про кошку.Об уходе в тень (превращение в ворона,дьявола) языческих и друидских богов(зелёный человек).И об условиях их очеловечивания.Возможно позже изложу интерпретацию сказки под таким углом.