Старый дом в глуши

Мне приснилось, что я ребёнок. Может, я даже не была собой (не знаю, как это объяснить). У меня были родители (визуально они не были похожи на моих настоящих родителей, но в таковом родстве во сне я не сомневалась).
Втроём мы, совершенно бесхозные, блуждали по тёмному лесу. В итоге обнаружили в самой глуши - в такой, что наверняка знаешь, что человеческий мир остался позади, - покинутый дом. Мне он сразу не понравился - он был старый, косой, обшарпанный. Какой-то неправильный. Но по решению моих родителей мы стали там жить.
Внутри мне было очень неуютно, страшно. Я боялась оставаться одна. Почти сразу же меня принялись донимать, будто подтверждая опасения, какие-то духи, сущности. Ведьмы. И видимые, и невидимые. Что-то постоянно толкало меня, пинало, дёргало, кусало. Те, что были видимыми, были очень мерзкими - например, ехидная ведьма-старуха. Они могли резко появиться и так же внезапно исчезнуть. Всегда именно в те моменты, когда никто, кроме меня, их не видел.
Я жила в постоянном страхе.
Потом, помню отрывок, отец сидел за столом. Я подошла к нему, поставила перед ним тарелку. На ней лежал хлеб. Я намазала джем на ломоть, но варенье стекло с него на тарелку, позже - на пол. Всё потому, что пол, на котором стоял стол, был очень кривым. Почти как горка (да, настолько кривым, даже неестественно-кривым; стол держался, мы - тоже, а джем стекал). Попыталась исправить дело, но ничего не выходило - джем упорно стекал на пол. Я испытала болезненное отчаяние. "Что с вами не так? Неужели вы не понимаете, что всё это - ненормально?".
Вообще весь дом был странным. Комнаты с непропорциональными стенами, кривые потолки, полы... Я молила взрослых покинуть этот дом – уж лучше в лесу блуждать, чем это, - они меня слышали, но не слушали. Я не могла взять в толк, как они, взрослые, не понимают, почему не чувствуют, что ВСЁ здесь плохо, абсолютно ВСЁ неправильно.
Потом помню, что родители уединились в какой-то комнате. С самой что ни есть понятной целью. И мне сделалось очень страшно – пробирало до костей. Я не знала, куда податься, в какой угол спрятаться - понимала, что не поможет. Думала с обидой, мол, как родители могли бросить меня? Вот они, развлекаются без задней мысли, а я пребываю в опасности, в перманентном ужасе. И эти сущности, будто бы ощущая или зная о моей покинутости взрослыми, незащищённости, обрушились, начали тиранить меня с ещё большей силой и остервенением.
Сон оборвался на этом процессе.