Daseins аналитическое толкование сновидений. Медард Босс.

Примером Dasein анализа Медарда Босса может служить в том числе и его
анализ сновидений. Будучи экзистенциалистом, Босс отвергает концепцию
символизма, как и все другие механизмы интерпретации Фрейда. Сон – еще один
модус Бытия-в-мире. Составляющие сна следует понимать в их собственном
значении и содержании. Тем не менее, сон и бодрствование – не абсолютно
различные сферы существования. Фактически способ существования человека,
выраженный в сновидении, часто дублирует модус существования выраженный в
бодрствовании. Босс иллюстрирует это серией из 823 отчетов пациента о своих
сновидениях за три года терапии (Вoss, 1958, c. 113-117). Случай 1. Пациент, сорокалетний мужчина обратился в связи с
сексуальной импотенцией и депрессией. В течение первых шести с половиной
месяцев ему снились исключительно машины и неодушевленные предметы. В его
сновидениях не появлялись ни живые растения, ни животные не люди. К концу
этого периода ему стали сниться растения, деревья и цветы. Четыре месяца
спустя в его снах появились насекомые, обычно опасные и вредные. Из
млекопитающих первой приснилась мышь, затем кролик и свинья. Свиньи стали
самыми популярными персонажами его сновидений, но затем их место заняли
львы и лошади. Человек приснился через два года после начала терапии.
Приснилась потерявшая сознание женщина. Через шесть месяцев ему приснилось,
что он танцует с очень страстной женщиной, с которой у него возникла
любовь.
Изменения в характере сновидений происходили одновременно с
пробуждением в бодрствующей жизни. Когда начали во сне появляться растения
начало исчезать депрессивное чувство бессмысленности жизни. С появлением
львов и лошадей вернулась потенция. В начале же терапии его модус
существования был роботоподобен, никак не осознавалась действительность его
существования, его бытия в мире с растениями, животными, людьми, даже с
женой. Вместо раскрытия и освещения его Dasein было удушливым, скрывающим и
искажающим.

Возникает вопрос: зачем же вообще нужен анализ сновидений, если сны и
бодрствование так гомологичны? Босс говорит, что часто сны ясно высвечивают
те реальности жизни пациента, которые он никак не осознает в состоянии
бодрствования. Как уже говорилось ранее, Босс отвергает весь набор
символов, драйвов, масок и архетипов, которые психоаналитик включает в
толкование сновидений. Отношение Босса к символизму видно на примере
эксперимента с пятью загипнотизированными женщинами.Каждая из них была по очереди загипнотизирована, и ей внушили, что она
увидит сон о хорошо знакомом мужчине, который ее любит и обнаженный
приближается к ней с сексуальным намерениями. У трех женщин,
характеризующихся здоровым отношением к сексу, были приятные сновидения
открыто эротического характера. Одна из двух других, которая была
незамужней старой девой и боялась секса, видела сон, в котором на нее напал
вульгарный мужчина одетый в униформу и вооруженный пистолетом. Босс говорит
о том, что ни униформу, ни пистолет нельзя считать символами. Униформа
выражает зауженный, скрытый, тревожный способ существования сновидицы, а не
служит маскировкой тела. Пистолет – это не замаскированный фаллос, а
выражение чувств угрозы и опасности. Ее сверхсильная тревожность раскрыла
(высветила из сокрытости бытия) оружие, поскольку в бодрствующей жизни она
боялась оружия. Сны не скрывают экзистенции – они откровение. Их
экзистенциальный смысл явен, его не надо искать в гипотетической латентной
содержательной работе.
Феномены сна, таким образом, всегда лишь то, чем они являются; они
всегда раскрытие, девуалирование, и никогда – сокрытие и вуалирование
психического содержания. (Вoss, 1958, c. 262). Согласно Боссу, сновидцы
понимают феномены во сне не как картинки или символы. Они постигают их как
реальные физические вещи: животное как реальное животное, человека как
человека, призрака как призрака. В наших снах мир столь же подлинный, как и
в состоянии бодрствования. И там и здесь мы раскрываем нашу человеческую
экзистенцию в нашем поведении и в отношениях к вещам и к людям. Еще два
клинических случая могут проиллюстрировать эту мысль:
Случай 2. 34-х летняя женщина, сны которой анализировались в течение 3-
х лет. Ей снилось, что она была заключена в тесной камере. Там же
находились мужские часы. Пришел грабитель и их повредил, но они продолжали
тикать. «Часы предупреждали меня, что секунда за секундой проходят, но
реальное время остается тем же.» Она заметила, что внешнее время проходит и
она становится сморщенной. Дежурный принес большую зеленую бутылку, которая
имела форму человека и прекрасно пахла. Затем бутылка стала человеком,
который повел ее на свадьбу. «Теперь я была снова живой и стрелки часов
больше не стояли».
Будучи очень чувственной девушкой, однажды она была грубо использована
мужчиной и была вынуждена вернуться домой к родителям, чтобы остаться под
их защитой: время для нее больше не «прогрессировало». Разница между
неподвижной темпорализацией ее экзистенции и продолжающимся временем мира
приводили ее к ощущению жути. Босс интерпретирует эту разницу как разницу
между детским бытием-в-мире и поверхностными отношениями, в которых она
оказалась в мире взрослых. В ходе анализа она научилась позволять своим
эротическим фантазиям созреть. Она нашла свой путь к другому полу, смогла
жениться во сне и в бодрствовании. Темпорализация ее собственного
существования началась снова (Boss, 1977).Случай 3. Другой сновидец Босса – женщина, которая была успешным
врачом. Ее женские возможности как бы прятались за фасадом агрессивного
маскулинного поведения. Ей снилось большое путешествие длиною в половину
жизни, которое она совершила за полчаса. В этом путешествии она нашла
мужчину, которого она смогла полюбить, и с которым в ее сне они жили
счастливо целые годы. Босс говорит о том, что этот сон был возможен только
благодаря горизонту ожидания, протянутому далеко-далеко в ее будущее. Ее
внутренняя темпорализация, ее история, ее экзистенциальная открытость, в
которой она жила аутентично, развернулись в ее сне в такой далеко
простирающейся манере.
Неважно, во сне ли или в бодрствовании находится человек, это так или
иначе, всегда касается его отношений с вещами и с людьми, он аутентично
есть, существует как бытие в отношении к ним. Это отношение к его миру
можно сравнить с отношением света к тому, кто стоит в его свечении. Спящий
или бодрствующий индивид может совершить свое существование в очень разных
видах поведения и отношений. Босс придерживается мнения, что мы осознаем
историческую континуальность нашей «бодрствующей» жизни через прерывистость
наших снов.
Босс также говорит о том, что появляющийся в сновидении объект может
иметь для сновидца разное значение и включаться в разные системы отношений.
Чтобы выявить эти значения, Dasein аналитик не просит пациента
ассоциировать как в психоанализе (Фрейд), либо амплифицировать (Юнг),
вместо этого он задает пациенту вопросы, которые дадут терапевту, а самое
главное сновидцу увидеть значение сна в соотнесении с его бодрствующей
жизнью. Пациент обретает ценные инсайты касающиеся его бытия-в-мире. Причем
подобные инсайты даются пациенту совсем непросто, и аналитик должен быть
очень настойчивым, задавая одни и те же вопросы в течение долгого времени.
Экзистенциальный анализ сновидений помогает пациенту в формировании более
открытого и «светлого» Dasein.
Босс уверен, что сновидения запечатлевают экзистенциальную конституцию
пациента в наиболее конденсированной форме. На этом материале аналитик
пытается выделить присущий человеку способ бытия-в-мире. Его внимание
сконцентрировано на том, для каких именно данностей сновидение открыто, а
для каких закрыто. Например, есть ли в сновидении представители мира людей
и животных, или же это механический роботообразный мир как в случае
указанном выше. Анализируется детерминация снов по временной оси и
отношение сновидца к содержанию своих сновидений. Установки пациента по
отношению к самому себе и к миру в целом выявленные в ходе анализа
сновидений используются для переоценки пациентом своих и установок по
отношению к действительности бодрствующей жизни (Boss,1977). http://bestreferat.com.ua/referat/detail-28219.html


Привела примеры снов Медарда Босса, автора, чьи описания использует Лэнг и Ролло Мэй. На русский язык его работы не переведены.