В.Медведев "Спор о природе психоанализа: Прошлое, настоящее и будущее ещё одной иллюзии"

На сайте ВАПП (Всероссийской ассоциации прикладного психоанализа) обнаружил весьма интересную дискуссионную и острую статью. 
В.Медведев "Спор о природе психоанализа: Прошлое, настоящее и будущее ещё одной иллюзии"
Среди ее основных идей - интересный анализ некоторых тенденций в 
истории развития ПА, любопытные факты и некоторые предположения автора (касающиеся и Юнга), а также размышления о природе 
самогоПА и его очень непростой судьбе и перспективах в России (о последнем автор пишет довольно жестко). О самом авторе, если кто
 не знает, можно почитать здесь ; Медведев - заметная фигура в нашем ПА, т.е. его статья - это не взгляд со стороны.
Отталкиваясь от этой статьи можно (наверноеКрутой ) развить несколько интересных тем. И, кстати, на том же сайте есть еще что почитать.

 


Вотан

С точкой зрения и опасениями Медведева в отношении перекоса в сторону медикоцентризма я не могу не согласиться. Я, кстати, не включил в предыдущий пост такой весьма любопытный факт. После 1-й мировой в Будапеште был организован Конгресс, состоявшийся по инициативе и на средства правительств Австро-Венгрии и Германии, который был ориентирован на обобщение опыта работы с военными неврозами в государственных клиниках и центрах. Там Фрейд в своем докладе выразил надежду на то, что по мере осознавания государственными структурами ответственности за психическое здоровье граждан психоаналитическое лечения станет бесплатным и общедоступным.
Сейчас, насколько я знаю, лишь в Германии какое-то ограниченное количество часов ПА оплачивается страховкой.
В связи с обсуждаемыми вопросами нельзя не вспомнить о Фромме. Распространением ПА подхода на анализ культуры и социума занимались лишь отдельные исследователи и Фромм был одним из них (и, кстати, он подвергался за это сильной критике со стороны американских психоаналитиков). Многое из того, о чем написал Медведев в своей статье, можно найти и в работах Фромма о психоанализе, напрмимер, в книге Фромма "Фрейд" две главы носят такие названия - "Фрейд-реформатор мира" и "Квазиполитический характер психоаналитического движения". Там Фромм проводит очень серьезный и глубокий анализ рассматриваемых проблем.
Вернемся к статье Медведева. Каким же образом (конкретно) ПА может и должен "полностью реализовать цикл прикладной реализации глубинно-психологического знания"?
Насчет педагогики, о чем пишет Медведев, понятно хотя бы а общих чертах, хотя, если попытаться представить что-то конкретно, то, например, у меня не получается ничего. Сейчас больше идет разговоров о внедрении предмета о православии. как говорится, комментарии излишни.
Далее, Медведев пишет "Самой судьбой российская наука и российское общество предназначены для адекватного восприятия классического психоанализа, для реализации его потенции в сфере познания и в области социальной практики. Ментально мы – люди культуры 19 века, зафиксировавшиеся на травматическом опыте войн и революций, сопутствовавших ее гибели и замороженные марксизмом-ленинизмом в типичных для конца этого века иллюзиях и идеалах32. Существенная разница данных типов мировоззрения, заранее делающая нежизнеспособными любые попытки их гибридного скрещивания, заключается только в том, что марксизм психологически организует саму массу, предлагая ей формы отыгрывания иллюзий счастья и справедливости, а психоанализ работает с нарциссическими иллюзиями любви и здоровья, ориентируясь на психологическую организацию элиты, в свою очередь манипулирующей массой посредством оперативных психоаналитических технологий."
Автор также полагает, что "крах марксистско-ленинской парадигмы вскрыл парадоксальное явление – заменой марксизму на роль рационального мировоззрения, опирающегося на идею о том, что в мире человеческих взаимоотношений есть смысл и его можно понять, а поняв – изменить, не могут стать современные экзистенциально-иррациональные и дискретно-феноменологические объяснительные модели. А из арсенала привычных для российского менталитета ровесников марксизма, пронизанных пафосом просвещения и прогресса, в живых остался только психоанализ"

Вот так. Ни больше, ни меньше. Размах - это, конечно, хорошо. Но вот вопрос - а какую идеологию, философию или догму может предложить обществу ПА взамен существующих, ослабевающих или ушедших? Ведь никакой такой особой системы в ПА не сформулировано. Юнгианство вот называют мифом для современного человека, но это же, скорее, путь для индивидуации одиночек, и если применять юнгианство к "массам", то тогда придется многое переделать в нем, наверное. Если же говорить о ПА, то, пожалуй, можно использовать хорошо известное фрейдовское положение, которое он сам излагал предельно ясно "Па является инструментом, предназначенным для прогрессивного завоевания ОНО". По сути, это религия разума. Фрейд страстно верил в идею и возможность покорения страстей и инстинктов разумом. Идея эта не нова, конечно же. ЕЕ корни уходят в протестантизм, философию Просвещения и далее... Но те кто пытался идти этим путем ранее, не имел реальных знаний об устройстве глубинных слоев психики человека, над которыми пытался властвовать. Фрейд же считал, что открыл источники либидинозных стремлений, сложные механизмы их подавления и сублимации ит.д. Все это и привело его к вере, что теперь может реализоваться вековая мечта о самоконтроле и рациональности, власти Разума. Не случайно и жизни самого Фрейда самоконтроль и подавление влечений имели такую большую роль.
Однако, как все это может быть реализовано? В потенциал "среднего человека" Фрейд не верил, он рассчитывал на "элиту". И что сейчас? Элита ПА ушла в медикоцентризм, политическая элита крайне далека от ПА и даже не думает приближаться к нему. Лично я даже не могу себе представить, что круг людей, находящихся у власти в России, может заинтересоваться ПА. В то же время, вовсю идет пропаганда и "промывание мозгов", но все это основано на глубочайшем инфантилизме российского общества, на манипуляции БСС комплексами и страхами, которые хорошо читаются в массовой психологии россиян. Последний пример - антигрузинская истерическая компания или постоянная поддержка образа Америки как врага. ПА пока нет место в нашей действительности в том плане, о чем пишет Медведев. Даже если и рассматривать идеи ПА как новый потенциальный миф, то нельзя не сказать, что его адекватное принятие возможно лишь при условии осознания и разрушения прежних иллюзий. И мне кажутся сомнительными попытки сопоставить возможное принятие ПА с принятием учения Христа и христианства. И еще есть вопрос о том, будет ли действительно польза от внедрения мифа (догмы) о царстве разума, религии разума и какие последствия это будет иметь. Ведь весь ход развития нашей цивилизации и многочисленные факты и тенденции современности со всей очевидностью демонстрируют нам однобокость этого мифа... И опасные последствия однобокости этой иллюзии.

Мне также бросилась в глаза глубокая нарциссичность статьи и некоторых идей, высказанных автором. Претензии на исключительную роль ПА (который "уверенно" идет на смены христианским догмам), на обладанием им истинного знания о человеческой природе... НЕ знаю, верит ли во все это сам автор, или его статья - это уже часть той компании по внедрению ПА в нашу культуру... Не знаю. Однако здесь опять и опять вспоминается статья Хиллмана "От зеркала к окну" (есть на нашем сайте).
НЕ могу не сравнить статью Медведева с недавно прочитанной мной книгой Самуэлса "Тайная жизнь политики". Разница большая. Например, в том, что Самуэлс не нарциссичен, и он гораздо более реалистично оценивает роль глубинной психологии в жизни социума. Самуэлс даже и близко не стоит к позиции, которая могла бы провозгласить юнгианство заменой для христианства; он говорит о необходимости долгой и многотрудной трансформативной политике...

До сих пор в АП и ПА кругах ведутся жаркие споры – является ли глубинная психология лечебным (медицинским) вмешательством в психо – физиологическую систему организма. Американские аналитики дали направление психосоматической психотерапии. До сих пор идут споры, может ли заниматься анализом человек, не имеющий медицинского образования. Крайняя позиция такова, что даже имеющий таковое должен пройти специальную психиатрическую подготовку. Вопрос сложный и далеко не однозначный. Как-то раз, пробежавшись по сайтам и ознакомившись с преподавательским составом ведущих российских учреждений занимающихся подготовкой аналитиков, я обнаружил, что очень небольшое количество преподавателей имеют медицинское образование, а психиатрическую подготовку единицы. Вывод напрашивается сам собой – Российский анализ идет по пути гуманитарного, просветительского и я бы сказал мессианского подхода к психическому. Все бы ничего, но к сожалению когда дело доходит до клинических проявлений невроза, соматической симптоматики, странным образом (как черт из шкатулки), у наших гуманитариев  появляется врачебные эрзацы, чаще напоминающие ответы школьников на уроках по биологии. Конечно (и мне это очень хорошо знакомо) как и врачу, вдруг вступившему на почву психоанализа трудно, а порой невозможно до конца избавится от естественнонаучного подхода к психике, так и гуманитарию (а порой «технарю») трудно придерживаться, не «скатываясь» на медицину, серединного пути, который, по моему мнению, должен пролегать, в междисциплинарной зоне. Предметом анализа является психическое (душа) и если она как то должна заявить о себе то это происходит в форме невроза. К сожалению многие до сих пор еще отождествляют невроз с болезнью. В связи с этим хотелось бы еще раз напомнить замечательные слова Юнга:

«Невроз в действительности, ни в коей мере не является только негативным элементом, но также и позитивным фактором…  В действительности в неврозе содержится психика больного, или, по крайней мере, существенная ее часть, и если бы, как претендуют рационалистические намерения, невроз мог быть вырван у него, как кариозный зуб, он не приобрел бы ничего, но, напротив, потерял бы нечто очень существенное; он оказался бы в положении философа, который потерял сомнение в истинности своих заключений, или человека, который действует согласно моральным принципам и которого лишили искушения, или храбреца, которому стало не хватать страха. Потерять собственный невроз для нас равносильно тому, чтобы лишиться объектов: жизнь становится плоской и теряет свой смысл. Речь идет не о выздоровлении, а об ампутации… Потеряно много больше, поскольку невроз скрывает в действительности еще не развитую состовляющую личности».

Как видно из выше сказанного, родоначальник АП, не ставил во главу угла исцеление, как избавление от страдания, симптома, а личностный рост индивида.

Врач и аналитик имеет разные цели. Первый стремится к исцелению, как избавлению от страдания (как правило, телесного) и практически не затрагивает проблемы личности в целом, а если таковое происходит, то как «побочный эффект». Второй, ставит во главу угла личностный рост, индивидуацию, проблемы души, и во вторую очередь (как «побочный эффект») избавление от соматической составляющей невроза.       

 

Vladimir

 

В моей практике, я каждодневно встречаюсь с ожиданиями пациента (клиента) избавления в первую очередь от страдания не столь душевных сколько соматических. Людям привычно связывать страдания души с чем-то материальным. В начале анализа, как правило, их интересует объясняющая история возникновения того или иного страдания. Они больше «ценят» во мне врача, нежели человека пытающегося осмыслить симптом в его целостности. Им не понятны мои вопросы связанные (им кажется, что вопросы не относятся к их симптомам) с их далеким прошлым, событиям происходившими с ними  в жизни. Конечно, заманчиво изложить происхождение того или иного симптома, сказав – «ну, это у вас только сопротивление», «или перенос», «или объяснить все проблемы трудностями Эдипова комплекса». Юнгианские идеи в терапии воспринимаются очень трудно, и по этому я взял за правило подходить к теоретическим эскападам осторожно. Как правило, в понимании и принятия юнгианской теории большую роль играет работа над сновидениями. Но, иногда, пациенты «ощериваются колючками» соматических симптомов, и тогда приходится «включать» свой врачебный опыт, т.к. пациент знает, что терапевт не только психотерапевт, но и врач который врачует тело. Наверное лей –аналитикам, в этом плане легче, они всегда могут сказать пациенту, что они не врачи и рекомендовать обратиться по адресу. Конечно, наверняка зная, что за симптомом не стоит органическое заболевание, можно взять на себя смелость не обращать внимание на упорные (защитные) желания ввести аналитические отношения в плоскость «врач-пациент». Но я не представляю в природе такого врача, который не сомневался бы в симптоматике и взял бы на себя смелость полностью игнорировать соматические жалобы. Это положение в анализе, я бы сравнил с прохождением между Сциллой и Харибдой.

 votan on Wed, 11/10/2006 - 12:39.

"Как-то раз, пробежавшись по сайтам и ознакомившись с преподавательским составом ведущих российских учреждений занимающихся подготовкой аналитиков, я обнаружил, что очень небольшое количество преподавателей имеют медицинское образование, а психиатрическую подготовку единицы."
Вероятно, врачам, психиатрам сложнее (в целом) переориентироваться на психологию и психоанализ. Здесь может играть свою роль и специфика профессиональной подготовки, а также отечественная система подготовки конкретно психиатров. Советская медицина и особенно психиатрия очень долго находилась под большим прессом прежнего тоталитарного режима, Иначе можно сказать - монотеизма, а такое бесследно не проходит.

" Вывод напрашивается сам собой – Российский анализ идет по пути гуманитарного, просветительского и я бы сказал мессианского подхода к психическому."
???? Владимир, а где ты видишь проявления такого подхода? То, что ты пишешь про преподавателей - это же ни очень не говорит, т.к. мы не знаем какая у них мотивация заниматься тем, чем они занимаются и как они видят предмет своей деятельности (как они подходят к психическому).
Я думаю так. Процесс развития отечественного ПА, если говорить об общей тенденции (main stream), не может быть не вписан к социально-культурный контекст. А что мы сейчас имеем? Общество, одержимое идеей как можно больше зарабатывать (причем нередко любыми, ну, или почти любыми способами), и как можно больше потреблять,  Индивид, человек все больше механизируется (сохраняя свою глубочайшую и тотальную инфантильность, вместе с кучей серьезных внутренних конфликтов) и это пронизывает все сферы его жизни - работу, отношения с другими и обществом, восприятие и т.п. И какие здесь могут быть ПА или АП, или экзистенциальная психология??? Я не имею ввиду, что все аналитики сами ориентированны главным образом лишь на зарабатывание денег, и побольше (хотя вообще отсутствие такой тенденции и таких аналитиков отрицать глупо), я хочу сказать, что обществу, основной массе, ПА и АП не нужны (я надеюсь - пока, от оптимизма никуда не денешься), по крайней мере в том виде, как их замышляли Юнг и Фрейд (особенно в том смысле, о котором писал Медведев).
И очень показателен тот факт, что сейчас г-на Медведева с его идеями о мессианском значении ПА и планами продвигать ПА в нашу культурную среду, очень легко опередил dr. Курпатов со своим "психотерапевтическим" телешоу. И теперь россияне, привыкшие к праздному и отупляющему созерцанию телепрограмм и вообще экрана телевизора (часто не зависимо от того, что там идет) "успешно" формируют у себя "представления" о "сущности психотерапии" и о том, кто же такой этот загадочный психотерапевт, и что такое вообще психология, по уже названным образчикам.
Помимо этого психология уже широко используется, например, в политтехнологиях и пропаганде (новости уже давно строятся с использованием "психологических приемов"Подмигивает, для манипуляциями сотрудниками на фирмах и предприятиях, во всякого радо "корпоративных тренингах" (типа успешных продаж) и т.п. и т.д.
Механика, механика...
Я, конечно, не хочу сказать, что кругом одна механика, я говорю об общей тенденции. При этом есть, безусловно, много высокопрофессиональных психотерапевтов, психологов, исследователей, но они - далеко не большинство.

Vladimir

Вотан: «Вероятно, врачам, психиатрам сложнее (в целом) переориентироваться на психологию и психоанализ».

Не могу сказать за всех, но судя по своему опыту – нелегко.

Вотан: «Советская медицина и особенно психиатрия очень долго находилась под большим прессом прежнего тоталитарного режима, Иначе можно сказать - монотеизма, а такое бесследно не проходит».

Я бы не стал слишком идеологизировать «советскую» медицину. Не все в ней было так плохо. Кстати, в Астраханском мед. институте долгое время преподавали профессора, с довольно прогрессивными взглядами, которые во времена репрессий были сосланы в Астрахань. В частности, психиатрию у нас преподавал психиатр с мировым именем, проф. А.М. Халецкий, который уже в начале 70-х, в своих лекциях частенько упоминал работы Фрейда.

 Вотан пишет: " Вывод напрашивается сам собой – Российский анализ идет по пути гуманитарного, просветительского и я бы сказал мессианского подхода к психическому."
???? Владимир, а где ты видишь проявления такого подхода? То, что ты пишешь про преподавателей - это же ни очень не говорит, т.к. мы не знаем какая у них мотивация заниматься тем, чем они занимаются и как они видят предмет своей деятельности (как они подходят к психическому).
 «Гуманитарного», «просветительского», «мессианского» -  я заключаю в кавычки, так как в основном эти подходы к психическому связанны с улучшением социального качества жизни, социальной адаптации, укрепление веры в коллективные ценности. Никто не станет отрицать, что все это нужно и важно, но, как правило, экстравертно направленная психология, часто упускает - индивидуальное.
Вот Последние статьи в Интернете раздел «Психолгия» :Человек среди людей... Индивидуумы и группы  Детский коллектив  Понятие и структура малых групп в психологии Проблема общности в социальной психологии Личность и группа  Формирование групп  Что такое малая группа Психологический климат коллектива  Коммуникативные факторы личностного развития И.Т.Д.
А вот, что-то ближе к индивидуальному (одна статья).
История медитации
 «В западной культуре понятие "медитация" относится к актам размышления, планирования, обдумывания или...».
Хотя, ты прав, и нельзя всех психотерапевтов так огульно ставить в один ряд. Думаю, среди российских аналитиков (пускай пока не признанных официальными международными ассоциациями) найдется немало интересных и творческих личностей, имеющих оригинальные идеи и подходы к психологии БСС-ого. Многие российские ученые с российскими дипломами то же не признаются за рубежом, но «силиконовые долины» с массой россиян, думаю, существуют не только в Штатах.   

 


Текст восстановлен.

 

 


"согласно действующему законодательству, практикующий психоаналитик – это психотерапевт психоаналитической ориентации, т.е. врач, прошедший подготовку по психиатрии, переподготовку по психотерапии, а затем (или же одновременно с последней) – специализацию по психоанализу"

Скажите, а как можно выучиться на психоаналитика? Разве психоаналитики не являются специалистами-психологами? Т.е. если человек заканчивает факультет психологии по специальности "психология" или "клиническая психология", у него нет шансов стать "кошерным" психоаналитиком?


Скажите, а как можно выучиться на психоаналитика? Разве психоаналитики не являются специалистами-психологами? Т.е. если человек заканчивает факультет психологии по специальности "психология" или "клиническая психология", у него нет шансов стать "кошерным" психоаналитиком?

 У него есть необходимое условие, чобы начать обучение. Па-к  помомо общий псих. знаний должен обладать знаниями специальными, которые в общем курсе психологии проходят ознакомительно. Помимо этого, он должен иметь опыт собственного анализа не менее н-ного количества часов и такой же опыт индивидуалных и групповых супервизий. Все это пюс то, что он проходит свой анализ и супервизии у валидных ("кошерных"Подмигивает аналитиков является условием того, что он может называться и являться па-ком. И то, тут много нюансов, потому что психоаналитичсекая психотерапия и психоаналих отличаются, но в просторечьи и то и другое называют психоанализом.

4 раза в неделю на кушетке минимум - формальные признаки психоанализа, Психоаналитическая психотерапия - 2-3 раза в неделю и лицом к лицу.

Официально положить на кушетку в Москве может человек 20. Понятное дело, что делает это великое множествл и зовут себя психоаналитикам все, кому нравится это слово.


Аристео, ветка Идеи к закону о психотерапии. http://forum.oedipus.ru/viewtopic.php?t=153&sid=de9673d61dc13a394ab311c4f9505053 на сайте НФП, там есть интересующие вас моменты.


Владимир, спасибо.

Владимир, а вот, например, на форуме НФП тема преобладающей тенденции  в направлении медикоцентризма каким-либо образом обсуждалась? Встречался ли ты с подобными дискуссиями?


Имплицитно (скрытно) эта тема присутствует почти во всех постах. Наверное очень актуально.


Скрытно (имлицитно) - это, надо понимать, неосознанно присутствует? Ты это хотел сказать?


А кто их знает, возможно и полуоосознанно. Это все зависит от степени индивидуированности в данном вопросе.


По моему этот спор между медикоцентрированным подходом и другими школами «лей – анализ, «дикий», «дилетантский» напоминает спор о курице и яйце. Хорошо если лей-аналитик знаком с основами медицины, но хорошо другое, когда у медика разносторонние интересы и он видит в сидящем напротив не только пациента, но человека любящего, страдающего, радующегося и.т.д.  И может использовать в своем общении не только сухую «всёобъяснительную» медико – психологическую терминологию, но и хорошую шутку, метафору, интересный рассказ, да и просто иногда на пару пофантазировать, впасть в детство с пациентом.

Vladimir


Да, это их дело (участников форума НФП). А нам главное самим побольше осознавать важные для себя вопросы.
Но вот другой вопрос есть интересный. Как складываются отношения (если они вообще как-то складываются) между ПА-й элитой и политической элитой, власть придержащими?
Осуществляются ли давние мечты Фрейда и Юнга??? Улыбка


Ну если смотреть на эту проблему слишком оптимистически...


В контексте начатой темы хочу привести одну довольно любопытную рецензию http://www.psylib.ukrweb.net/books/sosla01/app01.htm


Посмотрел эту рецензию - надо, конечно, саму книгу прочитать. Так сложно что-либо говорить. Володь, ты сам-то не прочитал ее? А то я оглавление посмотрел - от одних терминов и их обилия страшно становиться. Это тоже, видимо, расчитано на определенный эффект.
Сама книга Сосланда вроде не полностью там выложена. Я по некоторым местам пробежал - есть острые, вызывающие и провокационные  высказывания, многие из которых по сути  тоже не новы, что-то спорно, что-то не очень спорно. Мне не удалось пока прочувствовать и понять глубинную позицию самого автора, т.е. куда он клонит и какие у него самого цели.
Вот несколько цитат:
"Очень важно понимать, что психотерапия сама по себе, как уникальная терапевтическая практика представляет собой значительное и своеобразное искушение. Ясно, что здесь, наряду с возможностью реализации сремления к идеологическому воздействию, как это имеет место в философии, академической психологии и т.д., существует еще один соблазн – осуществления своеобразной власти над личностью клиента, будь то в индивидуальной терапии или в группе. Коренная сущность привлекательности психотерапии – в возможности добиваться реальных изменений посредством воздействий, носящих отчасти трансцендентально-магический характер. Это все не может не порождать у терапевта сознания особого могущества, видимо. аналогичного тому, что имеет место у тех, кто занимается религиозными или политическими властными практиками."
"Вопрос о "пользе" конкретной терапии для терапевта имеет несколько аспектов. Во-первых, психотерапия в школьных рамках нужна терапевту в той или иной степени как способ проецирования вовне собственных личностных смыслов. Сочиняя метод. он реализует возможность примирить собственный опыт, склонности, вкусы, мировоззрение и так далее с желанием заниматься психотерапией. Отдельный метод как бы создает канал для реализации такого желания. Все хорошо знают: нет тому примера, чтобы теоретическое новшество вводилось в сопровождении надежных исследований улучшения терапевтических показателей. Не бывает так. чтобы терапевт исследовал при этом контрольные группы, занимался подсчетом статистических ошибок, терпел длительный катамнестический срок для того, чтобы убедиться в хороших отдаленных результатах, несравнимых с теми, что имели место при работе в рамках старого метода. Кроме того, почти нет случаев, чтобы предлагающий новый метод автор до того перепробовал бы множество или хотя бы несколько различных терапий, прежде чем рекомендовал бы к внедрению собственные изобретения. Ведь невозможно представить себе, чтобы, к примеру, клинический препарат был рекомендован к употреблению без подобного рода исследовательских процедур. Для создания и распространения психотерапевтического метода вполне достаточно убежденности его создателя и его последователей в том, что он обладает определенной действенностью и этому не противоречит некий, чаще всего достаточно ограниченный, опыт автора и его товарищей."
"Любой опыт наблюдения за психотерпевтической жизнью дает богатый материал для разговора о феномене терапевтического нарциссизма. Своеобразие психотерапии как специфической практики заключается в том, что воздействие на пациента практически ничем не опосредовано. Терапевт "сращен" с методом в намного большей степени, чем в любой иной терапевтической дисциплине...Проблема терапевтического успеха и неуспеха есть не только вопрос профессиональной компетенции, но и вопрос личностной состоятельности. Терапевтический неуспех здесь будет не просто профессиональным просчетом, но и нарцистической травмой. Получается так, что, помимо всего прочего, психотерапия есть род терапевтической деятельности, формирующей и обостряющей профессионально-личностный нарциссизм терапевта. Существенная часть школьных теорий личности и терапевтического вмешательства связана с этим обстоятельством напрямую. Помимо разделов, посвященных особым отношениям терапевта и пациента, эти реалии влияют на тенденцию laisser-faire, о чем шла речь выше, а также на особое внимание к методам изменения состояния сознания, о чем мы будем вести речь ниже, в соответствующей главе. Психотерапевтический нарциссизм – сродни нарциссизму артистическому.
Он проявляется, помимо всего прочего, в некритическом отношении к результатам терапевтического воздействия. Давно было замечено, в том. что касается результатов лечения сплошь и рядом имеют место несомненные искажения действительного положения дел. Известные интервью К. Обхольцер с "человеком-волком", поставившие под сомнение терапевтический успех фрейдовского анализа, показывают, что даже исключительно щепетильный Фрейд был склонен к серьезным преувеличениям в том, что касается его собственной терапевтической успешности (К. Obholzer, 1980). Профессиональная нарцистическая защита, бегство от нарцистических травм делают любого терапевта весьма близоруким в оценке собственных неудач, очень зорким при поиске положительных изменений в процессе терапии, а, кроме того, очень изобретательным в объяснении причин отсутствия успеха.
Помимо, так сказать, индивидуального нарциссизма мы можем говорить, естественно, и о нарциссизме школьном, который проявляется во всех известных феноменах школьного изоляционизма, агрессии по отношению ко всем остальным школам. В лингвотеоретическом плане "школьному" нарциссизму может соответствовать "школьный" же солипсизм. Этот солипсизм наиболее заметен в терминологической плоскости. Концептуальная терминология, принятая в рамках одного какого-нибудь направления, неизбежно формирует сознание тех, кто оказался включенным в это теоретическое пространство, в духе гипотезы лингвистической относительности Э. Сепира и Б. Уорфа, согласно которой, как известно, структура языка определяет структуру мышления и способ познания окружающего мира. Понятно, что терминологические системы, принятые в различных психотерапиях, делают невозможным, или по меньшей мере серьезно затрудняют коммуникацию в профессиональном сообществе. Создание языка, адекватно описывающего основные реалии психотерапевтической деятельности, – несомненно, одна из насущных проблем сегодняшнего дня, и наше исследование направлено не в последнюю очередь на решение этой задачи. Опасения, что перевод терминологии, закрепленной за конкретными терапиями, на "межконфессиональный" язык ущемит так или иначе нарцистические интересы школьных психотерапевтов, не должны здесь приниматься во внимание.

"


Решил я посмотреть в Яндексе, что за птица А.Сосланд - информация о нем есть, попалась еще его статейка о Путине которая, правда, не нова - относится вроде ко времени, когда Путин был еще и.о. Статья не самая поверхностная, но и не самая глубокая, но к концу, как мне показалась, там начинает просматриваться настоящий цинизм (относящийся не к Путину)


Есть в той статье и откровенный ляп, когда автор пишет об отсутствии у Путина нарциссизма


То, что мы сейчас в России так много рассуждаем о проблемах глубинной психологии, говорит уже само за себя, о том, что нет четкого понимания предмета, задач и критериев, оценки эффективности. Все знают, что нужно знать цифры и буквы, чтобы быть грамотными. Но ведь освоив эти фундаментальные знания, человек может применять их совершенно индивидуально. Один, освоив буквы, напишет неприличное слово на заборе, а другой, литературный шедевр. В Г.П. (глубинной психологии), складывается такая же ситуация. Вот с одной стороны перед российскими Г. психологами лежит готовый «алфавит Г.П.», бери  и пользуйся, в частности теоретические разработки Юнга о коллективном БСС и архетипах. Так же мы можем учитывать накопленный опыт и ошибки (а это без малого более 100 лет), наших зарубежных коллег. Ан, нет! Нам опять нужен «особый путь». Конечно, кто же спорит, что есть особенности в практике зарубежной Г.П., т.к. ее просто невозможно рассматривать вне культурных, социальных, религиозных традиций разных стран. Но я не понимаю, зачем брать на вооружение, то, что на практике к нашему менталитету совершенно не подходить, например, много возникает проблем с материальным, социальным существованием людей в разных странах. Немало проблем встречается в практике, когда дело имеешь со смешанными религиозными традициями. Например, проблемы, когда человек был воспитан в семье, где один из родителей мусульманин, а другой христьянин, или атеист. Смею предположить, что наше «местное» мусульманство имеет достаточно много отличий от арабского или иранского мусульманства. Я встречаю в своей практике, просто неразрешимые конфликты в психическом, когда человек воспитывался в мусульманской семье, где один из родителей казах, а другой татарин. Мусульманин, мусульманину рознь. И это всё наше «советское» наследие. И это только малая толика тех проблем, которые не решат ни какие венские, цюрихские, английские, и.т.д. школы Г.П. Но повторюсь. Азбука на всех одна, и первые слова были сложены сто лет назад. Нам остается, используя ее, грамотно и с «изюминкой» написать свою российскую историческую страничку.       


Владимир, я не имею цели отстаивать идею од унивесальности абсолютно всех псих.проблем о незначительности культурного контекста, то все же хотелось бы поконкретнее раскрыть что представляют из себя особенности "российской ментальности" (особенно в сравнении с западной) и какие именно методы ГП к ней не подходят, илии плохо подходят.
Лично я вижу следующие особенности этой русской ментальности (если сравнивать ее с Западом и говорить достаточно обобщенно) - сильные инфантилизация и зависимость от архаических слоев психики, слабо развитое Эго и сильное подавление стремления к индивидуации и как следствие всего этого - высокая степень выраженных глубинных психологических конфликтов, доходящих прямой агрессии направленной либо на внешние объекты, либо на себя (саморазрушительность), тенденции к тоталитаризму и монотеизму.
В остальном же наше общество "успешно" идет по пути развития потребительской и дегуманизированной модели, демонстрируя все те черты, за которые разлличные авторы гуманисчтической направленности критиковали Европу и США еще с первой половины прошлого века.
Что касается смешения на уровне семей различных культур, то СССР создал основу для этого, но и в Европе, не говоря уже о США, также уже приличное время назад наблюдается тенденция притока населения и из азиатских, и из африканских стран, причем из очень разных и мусульмане там тоже наверное есть разные.
Мне кажется, наша культура все-таки близка к европейской... А вот более серьезные отличия будут уже в менталитете Китая или Индии. Наверное...


Вотан: «Лично я вижу следующие особенности этой русской ментальности (если сравнивать ее с Западом и говорить достаточно обобщенно) - сильные инфантилизация и зависимость от архаических слоев психики, слабо развитое Эго и сильное подавление стремления к индивидуации и как следствие всего этого - высокая степень выраженных глубинных психологических конфликтов, доходящих прямой агрессии направленной либо на внешние объекты, либо на себя (саморазрушительность), тенденции к тоталитаризму и монотеизму».
Да, Леша, я полностью согласен с тобой. Даже обидно, что добавить нечего. Но все же добавлю. За стремлением к тоталитаризму, монотеизму, то что в России называется «без царя в голове», стоит БСС –ная  достаточно сильная тенденция к расщеплению архетипов, и идентификация с какой-либо крайней позицией, архетипической полярностью. Такая архетипическая расщепленность просто вынуждает сознание искать «Царя в голове».   Но это мои, личные, наблюдения не претендующие на истинность.


Осталась самая малость - сказать чего со всем этим богатствомделать?
Надо как-то учиться архетипы не расщеплять и не идентифицироваться 
с их крайними позициями. Только как? Что порождает это расщепление?


Скажу банальность - время лечит.  А что порождает такое расщепление, это вопрос явно не ко мне, а к ....


А что порождает такое расщепление, это вопрос явно не ко мне, а к ....
 Понял. Но я все-таки просто надеялся, что ты в курсе...


Ну, я не на столько пока приблизился к....


Чтение "Мифа анализа" Хиллмана побудило меня вернуться к этой теме. Улыбка Проблему Медведев поднимает архиважную - необходимо противостоять медикоцентристской ориентации в ПА и тенденции превращения ПА в лишь один из видов психотерапии. И гениальность Фрейда позволила ему еще тогда разглядеть эту опасность.
Итак, Медведев против Асклепия. Медведев объявляет войну богу- покровителю медицины. Но все ли сам Медведев знает о своем противнике? Улыбка Знает ли он о могущественном предке - отце Асклепия - Аполлоне?
Да, Медведев ратует за помещение ПА в самые различные сферы жизни общества, в культуру и за активное его там применение. ПА необходимо вывести из тиши кабинетов и от кушеток, т.к. его потенциал велик. Однако Фрейд был захвачен аполлонической психологией и был подвержен эдиповой слепоте (слепота от чрезмерного света Аполлона...) и основатель ПА хотел применять к культуре и социуму все те же свои односторонние, хотя и гениальные методы и подходы. Но не подвержен ли и Медведев тем же влияниям? У меня нет окончательного ответа на этот вопрос. Но все же создается впечатление, что Медведев ведет войну с Асклепием методами Апполона, проводником которого начала он и является.


Говоря об Асклепии-Аполлоне, нельзя забывать, что учителем Асклепия был Хирон, кентавр, страдающий ФИЗИЧЕСКИМ недугом. Уводя душу на блестящий Олимп, мы забываем, что внизу в тени рощ притаился Пан. Душа имеет не только верх и низ, но правую и левую сторону, горизонталь. Прежде чем научиться летать, нужно пройти ползание. «Я»-«нус» двулик, и он посередине. Приближаясь к Аполлону мы становимся лавром, обращая взгляд на Пана превращаемся в тростник. «Заражаясь» тем или иным архетипическим мифом, мы становимся его дискурсивным придатком, мы не знаем другого мифа, и по этому фанатически отстаиваем свой. Я врач, я педагог, я юрист, я деловой человек, я муж, я воин, я аналитик и.т.д. Терапия, - забота о знании других мифов. Вот еще парадокс, - знания приносят печаль, и страдания, ведь знания предполагают диалектику ПРИМЕНЕНИЯ, т.е. муки умирания старого мифа и муки рождения нового. Поиск универсального мифа, как отмечает Хиллман, ведет нас к поиску Отца, прародителя ВСЕГО ИНДИВИДУАЛЬНОГО. Получается что, заботясь об Отце, мы не только открываем ЕГО, но и становимся ИМ. Коллективный Отец, становится нашим индивидуальным Отцом.

«Коллективное бессознательное — насколько мы вообще можем говорить о нем — состоит, по-видимому, из мифологических мотивов, или первичных образов, вследствие чего мифы всех наро¬дов являются его реальными экспонентами. Фактически всю мифологию можно воспринимать как своего рода про¬екцию коллективного бессознательного... Мы можем иссле¬довать коллективное бессознательное двумя способами: изучая мифологию или анализируя отдельную личность». Кому принадлежат эти слова?... Фрейду!


не хочу создавать лишних тем, да и к тому же - все по смыслу соответствует.
На сайте НФП выложена статья Проф. Д-р Даниел Ранкур-Лаферрье «Наблюдения о психоанализе в современной России»
На форуме НФП - ее обсуждение
из статьи:

"...Членство в IPA редко среди российских аналитиков. В октябре 2002 года я участвовал в круглом столе, где обсуждалось членство в IPA, в Институте Клинического и Прикладного Психоанализа в Москве у Екатерины Белокосовой. Во время дискуссии несколько раз звучал термин «комплекс неполноценности». Эта тема вызывает споры среди российских аналитиков. Дмитрий Ольшанский пишет: «IPA, похоже, использует академический и медицинский дискурс вместо психоаналитического дискурса: кажется, это весьма догматическая организация. Поэтому большинство российских аналитиков, которые могли бы вступить в IPA, отвергли эту возможность» (письмо от 7 ноября 2007 г.). Когда я спросил об этом Михаила Решетникова, он ответил: «Индивидуальные члены IPA есть в Москве (я полагаю, 10-15-20 человек) и в Петербурге (4-6 человек), но каждый из них считает себя лучшим, и они не могут объединиться. Когда они завершили свой тренинг на Западе, каждый создал собственную группу. Они не контактируют с нами, поскольку мы «самодельные» аналитики (по их мнению, в любом случае «плохие», без обсуждения). Я их иногда встречаю на собраниях или конференциях: они, как говорится, «раздуваются от гордости» (в России мы это называем «типичный IPA»: «Сперва иди на кушетку, и только ко мне, и только 4 раза в неделю, а через 5-7 лет я, возможно, и стану говорить с тобой о психоанализе»). Я уверен, что они сами придерживаются иного мнения, но для этого Вам нужно спросить их» (письмо от 7 ноября 2006 года).

Ощутив, что здесь есть некая проблема, я попробовал выйти на контакт с офисом IPA в Лондоне и получил информацию, что в России 18 «непосредственных членов» IPA (письмо от 21 ноября 2006 года). Я также отправил комментарии Решетникова некоторым из «непосредственных членов», чтобы получить их точку зрения. Однако, ответил только один из них. Это Павел Качалов, который проходил тренинг в Психоаналитическом Институте в Париже, автор словаря психоаналитических терминов на нескольких языках и в настоящее время директор Исследовательского Института Психоанализа в Москве. Он ответил: «Сэр, ваши спекуляции о русской душе уже заставили меня думать, что ваш способ продажи собственной статьи очень НЕГАТИВЕН для моей страны и ее народа. Данное Ваше письмо – это смесь угроз и шантажа. Я не имел чести быть знакомым с Вами и не желаю этого» (письмо от 8 декабря 2006 года).

Доктор Качалов говорит здесь, возможно, помимо провокативных утверждений Решетникова, о моем исследовании России и россиян, которое было опубликовано в русском переводе и вызвало некоторое недовольство российских читателей. Например, в работе «Рабская душа России» (NYU Press, 1995) я отмечал моральный мазохизм, широко распространенный среди российских литературных героев, в ритуальных практиках православной церкви, в русском фольклоре, в основных исторических событиях, в традиционном российском коллективизме и т.д. В работе «Радость всех скорбящих: иконы Богоматери в России» (Москва, двуязычное издание, 2005) я фокусировал внимание на националистическом использовании объектов, изначально предназначенных для духовных целей. Возможно, меня не оправдает и то, что выражение «рабская душа» я позаимствовал у еврейского диссидента Василия Гроссмана. Любопытно также, что организация-наследник Российской Психоаналитической Ассоциации Арона Белкина, все еще расположенная на Старом Арбате в Москве, теперь называется Русское Психоаналитическое Общество (см. http://www.rps-arbat.ru/f0htm). Это тонкое лингвистическое изменение – от прилагательного, обозначающего граждан России вообще, к прилагательному, обозначающему только этнических русских – находится в соответствии с тенденциями этнонационализма и авторитаритаризма, которые сейчас получают распространение, отчасти в результате действий администрации Президента России Владимира Путина..."

CoolWink


так еще, к слову... решил посмотреть что пишут и как мыслят такие деятели, как директор НИИ психоанализа Павел Качалов и президент Московского общества психоаналитиков Лола Комарова, и нашел интервью на радио Свобода
Дааааа... как все запущено... оперировать категорией травмы рождения, да и другие пассажи... не то, что комментировать, но даже еще их читать не интересно...


а насче "рабской души России" - это проф. прав, наверное не во всем, но во многом уж точно. Качалов зря на него наехал. Если бы Качалов умел мыслить архетипически, и хоть немного разбирался бы в юнгианстве, то он, возможно, смог бы понять, какие архетипические паттерны доминируют в психологии россиян уже много столетий. Cool Подмигивает
Подмигивает Ведь, как сказал Владимир, отвечая на вопрос о том, какова будет психология XXI в: "Психология XXI в. может быть какая угодно, неизменными останутся архетипы и их проявления."
!!!!!!!!!!!!!!!!!
И как бы лично я не критиковал теорию архетипов, и не пытался подвергнуть ее деконструктивистскому прочтению, а все равно, я не могу не признать, что эта теория действительно весьма удачно очень много может объяснить как в индивидуальной психологии, так и в социальных процессах.


Леша, прочитал...
Мое мнение, действительно, все так запущено, вернее поверхностно. Может человек, действительно, отучился мыслить абстракциями? А может это просто леность ума? Хотелось бы это объяснить недостатком времени и интенсивностью жизни, а как же быть с созерцательностью?