Эго. Границы эго. Бессознательное с точки зрения АП и нейрофизиологии.

Интересно,кто как понимает,что скрыто за этим понятием?Термин юнгианский,но четкого юнгианского понятия я не нашла,нашла гештальтистский:В гештальттерапии не употребляется термин защитные механизмы. Используя понятия «организм – среда» и рассматривая их взаимодействие, здесь в качестве центрального психологического феномена выступает понятие контакта. Контакт – это опыт функционирования границы между организмом и окружающей средой. Любой контакт – это творческое приспособление организма и окружающей среды. В гештальттерапии выделяют следующие основные способы регуляции организмом границ контакта: интроекция, проекция, конфлюэнция и дефлексия. Эти типы регуляции границ, функционируя в нормальном режиме, обеспечивают творческое приспособление человека к внешней и внутренней реальности [6].
Интроекция – механизм, посредством которого человек пассивно, неосознанно впускает в себя некие установки, убеждения, ценности другого человека. Интроекция – генетически примитивная форма функционирования индивида, который пассивно впитывает в себя все то, что получает из внешнего мира. Удачная интроекция позволяет тому, что сначала является не-Я, стать моим Я.
Проекция – механизм приписывания Другому того, что изначально принадлежит моему внутреннему миру – собственных мыслей, чувств, установок, планов. Обычно субъект переводит вовне то, за что не может сам отвечать, в особенности за свои эмоции и аффекты. В норме, проекция один из механизмов понимания другого человека.
Дефлексия – механизм, позволяющий избегать прямого контакта с другими или избегать интенсивного контакта. В норме является условием сохранения автономии личности.
Конфлюенция (слияние) – это состояние объединения, слияния, исчезновения границ «Я». Два «конфлюэнтных» организма могут существовать без четкой границы между ними. Я-идентичность при этом заменяется на Мы. В норме выступает как условие переживания сопричастности.
Интоекция и проекция связана со свойствами «вторжения – впускания на свою территорию» и может быть представлена в таких свойствах границ Я как «гибкость – ригидность». Конфлюэнция и дефлексия характеризует способы установления контакта и может рассматриваться как «открытость – закрытость» границ Я для контакта.
Названные механизмы могут функционировать как в нормальном режиме, обеспечивая творческую адаптацию личности, так и в патологическом режиме, при котором происходит нарушение творческого приспособления. Рассмотрим специфику «работы» в ситуации нормы и на разных уровнях нарушения нормального функционирования личности, используя для этого принятую в гештальт-терапии типологию личности.
Основываясь на существовании 3 базовых метапотребностей (1-метапотребность в безопасности, 2-метапотребность в привязанности, 3-метапотребность в манипулировании, свободном обращении с другим объектом или субъектом), сменяющих последовательно друг друга в динамическом цикле контакта, Д. Хломов предлагает выделять 3 уровня организации личности – шизоидный, невротический и нарциссический [10]. Каждый из выделенных уровней представляет собой фиксацию на одной из вышеназванных метапотребностей.Невротически организованная личность Границы повышенно проницаемы. Типична инфляция границ для Другого, результатом чего является зависимость, симбиоз. Границы задаются и удерживаются Другими. Качества, свойства Я приобретают ценность лишь в контексте с Другим. Трудность в дифференциации Я и не-Я, в определении, где заканчивается Я и начинается Другой. Границы диффузны. Я смешивается с не-Я.
Из психологических защит преобладает слияние (конфлюэнция) и интроекция. Трудность в различении у невротика своих чувств, мыслей и желаний и таковых у Другого человека характеризует феноменологию его внутреннего мира следующим образом: «Я хочу, думаю, чувствую то, что хочет, думает, чувствует Другой».
Основная проблема для невротика – неспособность к автономии и, в силу этого -формирование зависимости от Другого, что приводит к созданию различного рода симбиотических отношений. Такого рода зависимые и созависимые отношения характеризуются «спутанностью», неспособностью к пониманию своих и не своих потребностей, желаний, чувств. Симбиотические отношения обычно слабо осознаются. Вовлеченные в такого рода отношения люди мало осведомлены о том, что они поступают в соответствии с чьим-то ожиданиями, надеждами, реализуют чужие сценарии и в целом проживают не свою жизнь. Пугающая эмоция – страх быть оцененным и отвергнутым.
Личность с шизоидной организацией
Границы помещены вовнутрь. Нет средств для обозначения своих внешних границ. Вся энергия уходит на их удержание. Границы я очень жесткие, ригидные и слабопроницаемые. Из защитных механизмов преобладает дефлексия, (уклонение от контакта, закрытые границы).
Незавершенная ситуация развития – отделение, выход за оболочку, отделяющую его от мира, встреча с миром. Результатом этого становится неспособность шизоида к реальному контакту. Избегаемый опыт для шизоида - присутствие в реальном мире. В силу этого, шизоид всячески пытается «бежать» в мир идеальный, воображаемый. Шизоид пытается окружить себя чем-то вроде «тумана», стараясь остаться невидимым для других, поскольку не имеет средств для обозначения своих границ. Другие люди шизоидом переживаются как опасные, способные нарушить его безопасность. Шизоид пытается избежать контакта, потенциально несущего конфликт, поск ольку в момент конфликта проясняются границы, рассеивается «туман» и обозначается его присутствие в мире. Пугающая эмоция – ужас резких изменений, которые могут произойти с ним, внутри него [9].Нарциссически организованная личность
Слит со своим идеальным Я, своим идеализированным образом. Вся энергия уходит на поддержание этого идеального образа себя. Основные защиты, свойственные для нарциссической организации – дефлексия, проекция и эготизм. Отношения с Другим характеризуются как оценивающие и даже обесценинивающие. Для нарцисса свойственно отрицание действительного я, действительного содержания своих чувств, желаний, представлений о своем месте в мире.
Нарцисс центрирован на себе, но не на своем реальном Я, он слит со своим грандиозным, идеализированным образом, идентифицируя себя при этом с неким базовым изъяном. Здоровая личность характеризуется инструментальным отношением к себе. Для нее свойственно переживание своего Я не как цели, а средства для организации отношений с миром. Для нарцисса же Я – центр собственных переживаний, причем не реального Я, а его идеального образа. Идеальный образ при этом отчужден дважды: от реального Я и от реального мира. Если Я оказывается целью, то мир пропадает вместе с ним. Прежде чем пройти путь к миру, необходимо пройти путь к себе. И в то же время, если человек хочет прийти к самому себе, его путь лежит через мир [3]. Пугающая эмоция для нарцисса - стыд быть низко оцененным.
Таким образом, Я существует на границе контакта. Границы контакта и есть границы Я. Представим модель Я, используя для этого типы регуляции организмом границы контакта: проекция, интроекция, слияние (конфлюэнция), дефлексия.
Через характеристики границ Я и свойства контакта мы можем говорить о качествах адаптации и психологическом здоровье и соответственно о нездоровье. Творчески адаптированная (психологически здоровая личность: а)обладает всеми способами регуляции б) способна творчески, гибко регулировать границы [2]. Патология возникает в случае, когда один из типов регуляции доминирует, становится ведущим и теряет свою приспособительную функцию – становится жестким и стереотипным.http://gestalt.by/143/70-70


Самость с маленькой буквы-это некая схема человека или его потенциал, то есть наиболее возможный гармоничный для данного человека вариант развития и реализации, эго-то, что есть. Например, если человек по структуре психики воин, а его заставляют пиликать на скрипке самость взбунтуется).


Что же заставило его броситься в воду прежде, чем он осознал, зачем он это делает? Ответ прост: по всей вероятности, миндалевидное тело.

Заняв достойное место в ряду самых впечатляющих открытий последнего десятилетия в области эмоций, работа Леду раскрывает, каким образом архитектура головного мозга обеспечивает миндалевидному телу привилегированное положение «эмоционального часового», способного совершить захват мозга. Согласно данным его исследования, сенсорные сигналы от глаза или уха проходят в головном мозге сначала в таламус (зрительный бугор), а потом — через одиночный синапс (соединение двух нервных клеток между собой) — в миндалевидное тело. Второй сигнал из таламуса направляется в неокортекс, то есть думающий мозг. Благодаря такому разветвлению, миндалевидное тело начинает реагировать раньше неокортекса, который «обмозговывает» информацию на нескольких уровнях мозговых контуров, прежде чем полностью ее воспримет и перейдет наконец к действиям в виде ответной реакции, более точно подходящей к конкретной ситуации.

Исследование Леду произвело переворот в понимании эмоциональной жизни, открыв нервные пути, проводящие чувства в обход неокортекса. Те чувства, которые идут по прямому пути через миндалевидное тело, — самые примитивные и сильные. Наличием этой цепи и объясняется способность эмоций возобладать над здравым рассудком.

В неврологии традиционно считалось, что глаз, ухо и другие органы чувств передают сигналы в таламус, откуда они поступают в зоны неокортекса, занимающиеся обработкой сенсорной информации, где сигналы сводятся воедино в объекты, какими мы их воспринимаем. Сигналы сортируются по смысловому содержанию, чтобы мозг осознал, что представляет собой каждый объект и что означает его присутствие. Согласно прежней теории, сигналы из неокортекса посылаются в лимбический мозг, из которого соответствующая ответная реакция распространяется по головному мозгу и всему организму. Так эта система работает большую часть или почти все время, но Леду обнаружил меньший пучок нейронов, идущий отталаму-са прямо к миндалевидному телу, в дополнение к тем пучкам, которые образуют более длинный путь от таламуса к коре головного мозга. Этот узкий и более короткий проводящий путь — что-то вроде нейронного глухого переулка — позволяет миндалевидному телу получать некоторые входные сигналы непосредственно от органов чувств и запускать ответную реакцию прежде, чем они будут в полном объеме зарегистрированы неокортексом.

Это открытие опровергает представление о том, что в отношении формирования эмоциональных реакций миндалевидное тело полностью зависит от сигналов, поступающих от неокортекса. Миндалевидное тело может запускать эмоциональный отклик через посредство этого пути экстренного реагирования как раз потому, что параллельная отражательная цепь начинается между миндалевидным телом и неокортексом. Миндалевидное тело может заставить нас резко начать действовать, тогда как чуть более медлительный, но более осведомленный неокортекс разворачивает свой тоньше проработанный план реагирования.http://www.libma.ru/psihologija/yemocionalnyi_intellekt/p3.php