Глубинная психология в постмодернистском мире

Статья на сайте ВАПП о психоанализе, но это все имеет непосредственное отношение к глубинной психологии в целом. http://www.vapp.ru/docs/eizirik/
Клаудио Лакс Эйзирик "Фрейд: массовая психология, психоанализ и культура"
Статья в целом, на мой взгляд, не очень сильная, интересен, главным ообразом, сам факт постановки проблемы, т.к.все это отражает актуальную ситуацию. Я выложу далее отрывок, который показался мне наболее важным.
Влияние постмодернистского общества на глубинную психологию - сложная и неоднозначная проблема. ДЛя серьезного разговора необходимо уточнить, по возмжности, определения. Постмодернизм - это наиболее сильная и влиятельная тенденция в философии и культуре (где-то с 60-70гг. и по сей день), но пронизывает ли он все западное общество? Присутствует ли постмодернизм в России? Лично у меня тут большие сомнения, по крайней мере в большой значимости постмодернизма для России. Как можно характеризовать российские общество и культуру? Как модернистские? То же вопрос. Хотя весьма характерно то, что тенденции по взаимодействию и взаимной критике постмодернизма и психоанализа доходят до России лишь весьма фрагментарно, в то время как в "другом" мире уже давно серьезное глубокое обсуждение психоанализа вряд ли возможно без учета влияния постструктурализма и деконструктивизма (так, во всяком случае, пишут). И дело тут даже не только в изощренных спорах узких групп специалистов, но и в новом культурном фоне, имеющим выраженное влияние постмодернизма.


Цитата из словаря, где определения даются по возможности сжато, - хороший объект для деконструкции. (словарь, кстати, составлен нашими учеными, писавшими о постструктурализме). Вообще-то я уже писал тут о, так сказать, аутодеконструкции со стороны представителей этих течений, как и об их взаимной критике и о неизбежных крайностях, перекосах...мне вообще-то частно приходится повторяться на этом форуме.
Но, мне кажется, дело тут не только, а может и не столько в самих идеях ПС, или в его значимости для культуры и науки, ни в причинах и контексте его появления и т.п.
Кому интресно - литературы много, в т.ч. и в сети.
У нас же происходит деконструкция (хотя и иначе можно сказать) данной темы, но это закономерно.


"Не эскапизм ли это?"
????Какой же здесь эскапизм, если как раз происходит разрушение иллюзий и ложных решений».
Эскапизм – это «уход». Уход в иллюзии – частный случай эскапизма.
Я писала о таком эскапизме, при котором задача упраздняется посредством упразднения условий этой задачи.
«"Мне это кажется шагом к всемогуществу"
Странно. Непонятно почему ты так решила.»
Я вроде бы писала – почему. Потому что это замах на пересмотр чего-то, что ранее рассматривалось, как владеющее нами. Некто, кто был в подчинении (подвластен) подвергает сомнению («коррозирует») владеющую им силу.
То о чем ты пишешь дальше – разрушение идеалов и т.п., это так же имеет привкус всемогущества, потому что идеалы были неприкосновенны, а значит наделялись особой силой, против которой «осмелились» выступить ПМ-ты.

"Так же это напоминает эдипов триумф, трагедия которого в том, что уничтожается соперник..."
Вот это здесь вообще не причем. В ПС нет и не может быть героя-победителя, тут нет триумфа. Да и дискурсы не уничтожаются. Эдипова модель тут вообще ничего необъясняет.

Для меня есть параллель. Разрушение устоев – это тоже самое, что победа сына над отцом. Разве это не очевидно?
Триумф может иметь разные формы, в том числе упаднические. Декаданс, например.

«А если уж вспоминать об Эдипе, то здесь больше уместно иное прочтение этого мифа - трагедия Эдипа в его буквализме, буквалистской психологии, которую он полностью разделяет с Лаем, в его изначальной слепоте (он был слеп с самого начала поисков), в слепоте его метода, который и привел его туда, куда привел, а искал он Истину, Правду. И постмодернизм-то и стремится избежать буквализма и разных Истин, метанарраций. А в Колоне мы видим уже Иного Эдипа...»

Ну, это вопрос позиций и взглядов на этот миф.
Усомнившись в достоверности костей, человек может остаться без позвоночника. Это так же мотив эдипова триумфа.


"Усомнившись в достоверности костей, человек может остаться без позвоночника. Это так же мотив эдипова триумфа."
Позвоночник? ОК! Как я люблю метафоры! Улыбка
С позиции ПМ (да и с моей тоже, я просто нашел хорощо разработанные идеи, во многом созвучные моему мирощущению), то, что человек воспринимает как "позвоночник", рассказывая об этом другим, как о позвоночнике, является, скорее, протезом. Протез может быть сделан самим "открывателем" "позвоночника", либо принят от других, которые убеждают его, что это действительно позвончник. Можно говорить и об интертекстуальности протеза. Большой вопрос в том, кто устанавливает "достоверность" "костей" и чем они рукодствуются. И ясно, что при этом часто говорят - "усомнишься в "достоверности"" - "останешься без позвоночника". О, это распространенный прием! Улыбка При этом не всегда задумываются о том, что можно самому стать этим самым "позвоночником", скелетом, протезом и, более того, начать во всем видеть скелеты-протезы (в результате чрезмерно сильной идетификации с протезом). А триумф-то часто бывает у открывателей протеза или того, что они считают костями. А протезы-то - они нужны во многих случаях, они даже спасительны, спору нет. Хорошо известно как медицина использует протезы. Однако, они знают, чем они пользуются. Можно дальше развивать метафору - бегающие друг за другом скелеты, кричащие - "мой протез" лучше, истиннее, пытающиеся приделать к другому свой протез, бьющие протезами друг друга. При этом ситуация напоминаеь гениальную сказку "Новое платье короля", которую, встати, вспоминал и Фрейд. А Фрейд, при всех его недостатках, был умен. Он где-то сравнивал человека с "богом на протезах".
А позвоночник-то - он и так есть у каждого из нас. Иначе человек бы просто не смог родиться и жить. Поэтому, просто глупо напускать детские страхи о его возможной потере. Вот сложно не согласиться с Фуко, который говорил о стремлении к знанию, как стремлению к власти. А тот позвоночник, о котором я говорю, он - примерно как Дао - все что о нем не скажи, будет лишь его частичкой или тем, чем он не является. При этом и говорить о нем надо, и изучать тоже надо.
И еще об Эдипе. Мудрый Софокл практически подвел своего Эдипа к деконструкции - в Колонах. И я неудивляюсь, почему немногие интересуются полной историей Эдипа.
"Эдип, Эдип! Почему ты медлишь? Ты слишком долго задерживаешь свой уход..."
И он ушел. Но, спускаясь под гору, он ушел в вечность, в мифическое... Он ушел, умер, но остался жить среди нас, но не в буквальном смысле...он остался и живет в мифическом, имагинальном...
Улыбка


"Триксер пишет :
«С позиции ПМ (да и с моей тоже, я просто нашел хорощо разработанные идеи, во многом созвучные моему мирощущению), то, что человек воспринимает как "позвоночник", рассказывая об этом другим, как о позвоночнике, является, скорее, протезом.»

«. А тот позвоночник, о котором я говорю, он - примерно как Дао - все что о нем не скажи, будет лишь его частичкой или тем, чем он не является. При этом и говорить о нем надо, и изучать тоже надо».

Забавно поставить рядом эти два высказывания. Улыбка Сразу же вся пена сложных псевдоинтеллектуальных построений рассеивается в прах и мы имеем сухой остаток смысла – мой позвоночник это ОГО-ГО! А тот, о котором говорят иные люди – протез!
Ну не пенисами мереешься, так позвоночниками!
Как не вывертывайся, Трикстер, все равно дальше эдипова сценария не получается уйти: Улыбка
Ну а если серьезно о смыслах ПМ, которые ты тут излагаешь, так что в них нового и революционного? Это все известно и давно ассимилировано: нет конечного знания, истина убегает, как горизонт, сказанная мысль – есть ложь?
Вокруг чего столько шума? На мой взгляд, вокруг потребности противопоставлять, бороться, доказывать что-то, «мериться»
Мальчишеские игры Улыбка
«А позвоночник-то - он и так есть у каждого из нас. Иначе человек бы просто не смог родиться и жить. Поэтому, просто глупо напускать детские страхи о его возможной потере»
В психологическом смысле человек может не иметь позвоночника (психоз) или временами ощущать, что теряет его При определенных обстоятельствах, он может и потерять свой психологический позвоночник.
Тут есть чего бояться. Если мы взрослые, это не значит, что мы далеко ушли от детских страхов, или что эти страхи глупы. С позвоночником или без, человек смертен. Этот страх – часть жизни и он не глуп, как. впрочем, и все другие детские страхи.
Мне кажется высокомерным и заносчивым говорить о детских страхах, что они глупые, тем более на «поляне» глубинной психологии.
Эти страхи реальнее тех интеллектуальных пеленок, в которые завертывается взрослый человек.
Ребенок как раз не рассуждает о «позвоночнике», он близлежащим местом чует реальную опасность распада и смерти, и если рядом нет кого-то с «позвоночником», кто бы ему помог справиться, он так и останется «беспозвоночным».


Тут разговор о позвончнике, фаллосе или опоре? Я что-то запутался...


"Как не вывертывайся, Трикстер, все равно дальше эдипова сценария не получается уйти"
Ну, по себе не суди. Твои рамки - это твои рамки. Шаг за эти рамки делаем - и страшно, другие подходы сразу обесцениваем с помощью ПА, а несогласие с ПА объявляем сопротивленим ПА-у. Манипулятивность в том, что их (рамки) навязывают другим и даже всем и это очевидно настолько, что лишь сильное сопротивление и банальная психоаналитическая слепота + ощущение собственно грандиозности грандиозности мешает это видеть. Фрейд свершил гениальный ход поведав всем о "сопротивлении" ПА-у, хотя он был не оригинален в этом, но он этим самым заложил очень серьезные проблемы в развитие самого ПА. Очень жаль.
Лахезис, ты большой мастер вывести на дискуссиию. которая вроде бы вначале имеет цивильный вид, а затем превратить ее в доказательства (для самой себя) правильности ПА подходов. Честно говоря, уже это все настолько прозрачно... Но, нееинтересно, увы...
С манипуляторами нелегко общаться. Учусь Улыбка
Лучше всего все-таки - вообще не вступать в общение с манипулятором. Бывает, черт, нет просто никого на форуме... Буду стараться. Обещаю Улыбка


"Тут разговор о позвончнике, фаллосе или опоре? Я что-то запутался..."
Я тоже. Самое время перейти к вагине или проблемам женского оргазма


Ну, это будет просто полный деконстуктивец.


это даже слова нет чтобы описать, что будет. Где смайлики?
Вот видишь - ни черта эти архетипы не автономны. Трикстер переходит в Вотана, Вотан в Трикстера, и это не предел еще Улыбка


Кон-стээээээээ-лляция, полегчало?Подмигивает


еще как! Улыбка :) Улыбка


Вот она, - волшебная сила юнгианства УлыбкаПодмигивает


C 60-х годов споры и страсти вокруг ПС бушевали такие, что наши споры действительно выглядят детскими ссорами. На первых представителей ПС-а были гонения и обрушивалась яростная критика (не правда ли, это напоминает...многих - ситуация архетипическая Улыбка ). В дальнейшем корпус идей, которые подходят под определение ПС-их, ПМ-их стал доминировать в науке и культорологии, и эти идеи преподаются в крупнейших и уважаемых университетах мира. Имена Дерриды, Фуко, Делеза, Кристевой, Барта и пр. заняли места в ряду крупнейших философов ХХв.Серьезное влияние ПС-а на науку и культуру вряд ли кто оспаривает. Другое дело, многие не соглашаются, а полемика между ПС-ми и структуралистами и представителями классических направлений философии не утихает до сих пор и вряд ли когда утихнет. И началась эта полемика очень давно. Я думаю, справедливо говорить о ее глубоких архетипических корнях. Прежде чем попытаться совершить небольшой экскурс к этим корням при поддержке Юнга Улыбка Ю я бы хотел еще раз сказать вот о чем.
Мое мнение. Сама реальность несемиотична. Ее невозможно адекатно описать при помощи мышления, оперирующего понятими (а другого вроде нет). Поэтому реальность лежит за пределами дихотомии структуралисткого и, условно говоря, аструктуралистического взгляда. И ПС-ы, как я уже говорил, не считали, что в мире и психике нет вообще никаких закономерностей. Для главный интерес представляет, что психологически означает следование той или иной парадигме, с какой психологией, какими архетипами она связывается. Я стараюсь следовать юнговскому подходу, который он использовал применительно к религии, например., к понятию Бога.
Иными словами, за стркуктурализмом и постструктурализмом стоят некие архетипические паттерны, которые следует уважать, относиться к ним с вниманием, прислушиваться и давать возможность развиваться и жить образам, связанным с этими паттернами. При этом, имеет смысл уважать оба этих паттерна, не возвышая один за счет другого. А невнимание и принебрежение к к архетипам мы знаем к чему приводит, как и любые односторонности.
Даже наши дискуссии на форуме, мне кажется, хорошо показали бесперспективность споров в том русле, как мы все видели. И дело не в эмоциях. Даже если продолжать хладнокровное обсуждение, использовать логику, аргументы, парадоксы и пр., то очень низка вероятность того, что кто-то изменит свое мнение. Какие-то стороны этих вопросов станут яснее, другие запутаннее. И общее и окончательное решение невозможно. И не нужно. Да и слава богу Улыбка
Мне более интересным представляется психологический подход, который я уже обрисовал. И отсутствие общего решение открывает возможности для дальнейшей работы сысли и воображения.
Что касается меня, то я акцентировал свои симпатии к поструктурализму в основном по причине, так сказать, малой популярности последнего в нашей среде Улыбка И я, конечно, не впадаю в крайности и далек от того, чтобы делать из него свое кредо. Улыбка
Юнг касался этих проблем в Психологических типах, гл. Номинализм и реализм.http://www.jungland.ru/Library/PsyTypes.htm#12
Я говорил о древней проблеме универсалий. Лучше прочитать всю главу (и не только ее), в самом начале Юнг делает небольшое введение в эти вопросы. Я же приведу важную цитату из середины главы.

" На стороне реализма стоял также и Ансельм Кентерберийский, отец схоластики. Учение его было окрашено платоновским духом: он утверждал, что универсалии заложены в Божественном Логосе. Исходя из того же духа, мы должны понимать и психологически важное, так называемое онтологическое доказательство бытия Божия, данное Ансельмом. Это доказательство выводит бытие Бога из идеи Бога. Фихте (Психология II, 120) кратко формулировал это доказательство следующими словами: «Наличность идеи безусловного в нашем сознании доказывает и реальное существование этого безусловного». Мысль Ансельма заключается в том, что имеющееся в нашем интеллекте понятие о превысшем существе влечет за собой и качественность существования (non potest esse in intellectu solo). Из этого он выводит: «Итак, существует нечто более великое, нежели все, что можно себе представить; также нельзя себе представить, чтобы это великое нечто не существовало вовсе; и это Ты, Бог наш». Логическая несостоятельность онтологического аргумента столь очевидна, что приходится искать психологических объяснений тех причин, по которым такой ум, как ум Ансельма, мог прибегнуть к такой аргументации. Ближайшую причину тому следует искать в общей психологической предрасположенности реализма вообще, а именно в том факте, что есть на свете известный класс людей, а согласно духу времени, и целые группы людей, которые ставят ценностный акцент на идее; в таком случае на долю идеи приходится более высокая реальная, то есть жизненная, ценность, нежели на долю действительности отдельных вещей. Представители такого воззрения не могут даже и допустить, чтобы то, что для них наиболее значительно и ценно, не существовало бы и в действительности. Ведь они обладают несомненнейшим доказательством действенности идеи, потому что вся их жизнь, все их мышление и чувство всецело ориентированы такой реалистической точкой зрения. Невидимость идеи ничего не значит рядом с ее несомненной действенностью, которая уже сама по себе есть действительность. У таких людей понятие действительности идейное, а не сенсуалистическое.

Современник Ансельма и его противник Гаунилон выступил с опровержением этого положения, ссылаясь при этом на то, что столь распространенное представление о блаженном, идеальном острове (вроде страны феаков или феакян - Гомер. Одиссея, песнь VIII) вовсе еще не доказывает его действительного существования. Разумность такого возражения слишком очевидна. В течение целых столетий выставлялось немало точно таких же или сходных возражений, но это ничуть не помешало тому, что онтологический аргумент не вымер и до последних времен и даже в XIX веке имел еще своих представителей в лице Гегеля, Фихте и Лотце. Такие противоречия нельзя приписать чрезмерному недостатку логики или полному ослеплению с той или другой стороны. Это было бы нелепо и пошло. Нет, перед нами психологические различия, захватывающие самые глубины, и эти различия надо раз и навсегда признать и всегда иметь в виду. Предположение, что существует одна лишь психология или один лишь психологический основной принцип, - такое предположение является невыносимой тиранией лженаучного предрассудка о нормальном человеке. Постоянно говорят об «определенном» человеке и о его «психологии», которая во всех случаях и всегда «не что иное, как именно то». Точно так же постоянно говорят об определенной действительности, как будто бы существует только одна-единственная действительность. Действительность есть то, что действует в человеческой душе, а вовсе не то, что некоторые люди признали «действенным» и с такой предвзятой точки зрения обобщили как «действительность». И если даже поступают при этом по всем правилам науки, все-таки никогда не следует забывать, что наука не есть сумма всей жизни, - она лишь одна из психологических установок, лишь одна из форм человеческого мышления.

Онтологический аргумент не есть ни аргумент, ни доказательство, а лишь психологическое констатирование того факта, что на свете существует известный класс людей, для которых какая-либо определенная идея является действенной и действительной, то есть действительностью, сходной с таковой воспринимаемого мира. Сенсуалист отстаивает достоверность своей «реальности», а человек идеи утверждает достоверность своей психологической действительности. Психология должна принять факт существования этих двух (или нескольких) типов и во всяком случае никогда не принимать один из типов как недоразумение другого; пусть психология никогда не делает серьезной попытки сводить один тип на другой, словно всякое инобытие есть не что иное, как функция все одного и того же. Но это отнюдь не уничтожает испытанного научного принципа: principia explicandi praeter necessitatem non sunt multiplicanda. Необходимы именно различные принципы психологического объяснения. Помимо всего вышесказанного в пользу такого предположения нас должен был бы убедить еще и следующий знаменательный факт: несмотря на то, что Кант, казалось бы, основательно покончил с онтологическим аргументом, целый ряд философов после Канта снова взялись за этот аргумент. И оказалось, что и в наше время мы так же далеки - или, вернее сказать, еще дальше - от примирения пар противоположностей, как идеализм и реализм, спиритуализм и материализм, включая и все побочные вопросы, нежели то было в первые периоды Средневековья, когда было по крайней мере одно общее миросозерцание.

В пользу онтологического доказательства вряд ли найдется какой-либо логический аргумент, способный удовлетворить наш современный интеллект. И это потому, что онтологический аргумент сам в себе ничего общего с логикой не имеет. В той форме, в какой Ансельм передал его истории, онтологическое доказательство есть не что иное, как психологический факт, лишь впоследствии интеллектуализированный или рационализированный, что, конечно, не обошлось без petitio principii и прочих софизмов. Но в том-то и видна несокрушимая значимость этого аргумента, что он продолжает существовать и что consensus gentium его доказывает как факт, всюду и общераспространенный. Считаться надо с фактом, а не с софистическими его обоснованиями; единственная ошибка онтологического аргумента заключается в том, что он стремится логически аргументировать, тогда как на самом деле он гораздо больше простого логического доказательства; дело в том, что перед нами психологический факт, проявление и действенность которого так поражают своей очевидностью, что этот факт ни в какой аргументации и не нуждается вовсе. Consensus gentium доказывает, что Ансельм был прав, утверждая, что Бог есть, потому что он мыслится. Это общеизвестная истина, даже не что иное, как посылка, основанная на тождестве. Ввиду этого логическое обоснование совершенно излишне, да, кроме того, и неправильно, в том смысле, что, отстаивая свое положение, Ансельм стремился навязать идее Бога вещную реальность. Он говорит: «Existit ergo procul dubio aliquid, quo majus cogitari non volet, et in intellectu et in re». Из этого с несомненностью вытекает, что существует нечто, превыше чего нельзя себе представить ничего, и существует не только в уме - in intellectu, но и в действительности - in re (вещность, «реальность»). Но «res» было для схоластики понятием, стоящим на одной высоте с мыслью. Так, Дионисий Ареопагит, сочинения которого имели значительное влияние на ранний период средневековой философии, ставит рядом entia, rationalia, intellectualia sensibilia, simpliciter existentia (рациональные, интеллектуальные, доступные восприятию, вообще существующие вещи). Святой Фома Аквинат называет res не только то, что есть в душе - quod est in anima, но и то, что есть вне души - quod est extra animam. Такое уравнение очень показательно: оно указывает на то, что воззрениям того времени все еще была присуща примитивная вещность («реальность») мысли. Принимая во внимание такое состояние духа, мы без труда поймем и психологию онтологического доказательства. Гипостазирование идеи вовсе не было существенным шагом вперед - оно являлось лишь непосредственным отголоском примитивного чувственного восприятия мысли. Аргумент Гауннлона, выставленный против такого воззрения, психологически недостаточно обоснован: идея блаженного острова встречается очень часто, как то доказывает consensus gentium, хотя, несомненно, и не обладает столь действенной силой, как идея Бога, которой поэтому и принадлежит более высокая «реальная ценность».

Все последующие мыслители, вновь прибегавшие к онтологическому аргументу, вновь впадали в ошибку Ансельма, по крайней мере в принципе. Аргументацию Канта можно считать исчерпывающей, поэтому мы вкратце коснемся ее. Кант говорит:

«Это понятие абсолютно необходимого существа есть чистое понятие разума, то есть чистая идея, объективная реальность которой вовсе еще не доказана тем, что разум нуждается в ней».

«Но безусловная необходимость суждений не есть абсолютная необходимость вещей. В самом деле, абсолютная необходимость суждения есть лишь условная необходимость вещи или предиката в суждении». /31/


«Трикстер переходит в Вотана, Вотан в Трикстера, и это не предел еще». Не предел, не предел, точно… Трансформация, переход, хотите - в Востера, хотите в ТантрикаInnocent
А продолжение на ветке "О козырях..."


Вотан -Трикстер, еще не прочитала твой последнийц пост. Пока выскажусь по поводу твоего эмоционального выплеска в предыдущем посте.
1. Сложно не увидить эдипов сценарий там, где что-то устоявшееся и консервативное, фундаментальное пересматривается, критикуется и т.п.
2. Сложно не увидеть в тех твоих двух высказываниях, который я выделила, соревновательного (сравнительно-противопоставительного) аспекта.
3. Ты знаешь, с каких позиций я смотрою на все и в какие-то моменты это не мешает нам беседовать, в какие-то ты срываешься на тон "Не суди по себе" "навязываение Па-за" ти т.п.
Не навязываю (Зачем?), только рассуждаю со своих позиций, высказываю несогласие, сомнение, критикую, соглашаюсь, иногда добавляю немного сарказма.

Ты очень торопишься, чувствуется, что не даешь себе труда вникнуть в написанное мной. Видишь призрак модернизма и манипулятивности там где я пишу (в том числе) - а чего, собственно, нового в этих постмодернистских взгляда, о которых ты нам рассказываешь? - все это давно впиталось и ассимилировалось...

Возьми третьим ником Дон Кихота, а я буду той мельницей. Улыбка


Продолжая развивать заявленную темы можно вспомнить статью Пол Кюглер. Психические образы как мост между субъектом и объектом http://www.jungland.ru/node/1040 где затрагиваются вопросы об универсалиях.
"Юнгианский психологический подход к проблеме формирования психических образов является в наше время плодотворной альтернативой противостоянию позиций деконструкции и универсализма (эссенциализма). Юнг, отдавая образу роль промежуточного звена между субъектом и объектом, открыл новую перспективу понимания образа и его функции в создании нашего чувства психической реальности. Его идея о том, что психический образ — это мост между идеями и вещами, выходит за пределы развернутой в средние века дискуссии между номинализмом и реализмом. Юнг обозначил свою точку зрения как промежуточную третью позицию, esse in anima, между двумя другими — деконструкцией и универсализмом."
Лично я на данный момент не уверен, насколько взгляды Юнга можно считать "третьей позицией". Юнг попытался придать данным проблемам психологическое измерение. Примерно то же он делал по отношению к религии, когда говорил о боге как о психическом образе или архетипе, подчеркивая, что не хочет вдаваться в обсуждение "реальности" существования бога. Такую же "операцию" вполне можно произвести и над универсалиями. К чему это приведет? Не будет ли это шаг в сторону деконструктивизма? Я не утверждаю, т.к. не уверен. Тогда можно спросить - был ли Юнг атеистом. При всей туманности его отношения к религии (которую он не хотел рассеивать), он уж точно не был "верующим" в общепринятом смысле этого слова. Что мы тогда получаем? Какой-то новый универсализм, "неоуниверсализм"? Вряд ли... В общем, тут есть о чем подумать.
Однако ввиду того, что в одиночестве можно размышлять и вне форума, я, вероятно, пока так и буду делать (касательно данной темы) Улыбка


Причитала философский экскурс.
И вновь у меня возникает вопрос - кто такие те люди, которые описываются, как утверждающие реальность чего-то в связи с тем, что они так думают об этой реальности?
И чем от них отличаются те иные?

Те, кто задумывается об этом, могут думать так или по иному, КАК-то о реальности думают все. Те, кто не особо задумывается об этом, просто автоматически следуют своим чувственным, приобретенным и навязанным паттернам восприятия.
Но у всех них есть нечто общее – некий мысленный конструкт, даже если он называется ПС. Это так же концепция, картинка, попытка охватить еще один кусочек неведомой реальности.

Уверена, что каждую минуту никто не помнит о том, что все может оказаться не таким, каким видится ему.

Мне не понятно - что фундаментально меняет, допустим, разделение точки зрения Канта?

Опираясь на Канта, я могу понимать, что то яблоко, которое я вижу, на самом деле вовсе не яблоко, а может его и вовсе нет. Что это меняет для меня? Я все равно мою это яблоко и съедаю...

Для психологии так же, что меняет размышление о внешней реальности?
Практик направлений ГП занимается исследованием субъективного мира пациента и не очень важно - его образы, структуры и т.п. реальны или нет. Они воспроизводятся от человека к человеку и на каком-то уровне это можно воспринять как реальность. Или некий сговор людей о том- что считать реальностью.

Люди все-таки имеют много общего и даже исходя из только практического опыта психолог может заметить, что показывают пациенты схожие смысловые конструкции. Эта схожесть может быть названа характеристиками и качествами человека, не зависимо от того - чем является человек с иной точки (более абстрактной и более верной, допустим) зрения.

Даже если психологи исследуют иллюзии людей и сами пребывают в иллюзиях, а реальность в своей непознаваемости остается где-то за пределами их возможностей, что это меняет?

Если реальность непостижима, что нам остается? Только наши иллюзии.

На наших иллюзиях мы - люди сдвинулись довольно таки далеко в своем развитии.


Анекдот по теме:
Сидят два медведя и смотрят, как опадают листья. Один говорит другому: интересно было бы не поспать зиму и посмотреть на того идиота, который эти листья собирает, красит и обратно развешивает.


Постструктурализм и деконструктивизм ставят интересные вопросы перед юнгианством, т.к. юнгианство, вроде бы, имеет довольно выраженную структуралистскую направленность. Однако, на мой взгляд, структуралистическая осова идей Юнга не так уж бесспорна. Но сложные вопросы есть, конечно, - с теми же архетипами Улыбка .Однако идеи Юнга оставляют возможность для их развития и модификации, а его фразу о том, что в мире есть лишь один Юнгианец - он сам - мы хорошо помним.
Нет времени сейчас много писать на форум, к тому же не вижу особого интереса к этим вопросам... О возможности (и полезности) деконструктивисткого прочтения Юнга говорит, напр., статья http://www.maap.ru/Reading/Roulend_JungDerrida.htm "Юнг и Деррида: нуминозное, деконструкция и миф". Некоторые идеи касательно соответствующего развития и пересмотра юнговских концепций есть у Самуэлся -"Юнг и постюнгианцы" (кстати, у нас нет этой книги?- могу прислатьт). Есть еще эклектик Хиллман, весьма увлекающийся деконструкцией. Но до нас доходит лишь малая часть из общего числа всех работ, а эти идеи разрабатываются. Да, есть еще книга Самуэлся "Тайная жизнь политики" - там те же влияния.
Я же, ввиду некоторых обстоятельств, в ближайшее время буду вынужден сократить свое участие в форуме
P.S. Скажу больше. Хоть это и небесспорное предположение, но лично я вижу в самих юнговских идеях и подходах немало черт, живо перекликающихся с постструктурализмом.


Насчет судьбы "постмодернистского духа" в России... Тут уж лучше всяких рассуждений и спекуляций ответ на этот вопрос дает ситуация и события вокруг сегодняшнего "Марша несогласных" в Москве... Мда...


Леша, и какой ответ?....

Улыбка нужны какие-то конкретные ответы? они все- в нашем восприятии тех или иных реалий...


Я говорю о восприятии в пределах Садового кольцаWink. Постмодернизм "в" и "за"..


...а мой ответ будет таким же Улыбка